«Сталин не виноват в репрессиях»

«Сталин не виноват в репрессиях»

Раньше сталинисты либо вообще отрицали факт массовых репрессий, либо старались убедить общественность в том, что эти массовые расстрелы и аресты были справедливыми и якобы в стране в относительно благополучное время послевоенного восстановления экономики (1920-1930-е годы) многократно возросла преступность. Однако, терпя поражения на этих фронтах, они перешли к новой концепции – о том, что Иосиф Сталин не виноват в этих, пусть действительно несправедливых, репрессиях.

Историки из числа тех, кого правильнее называть пропагандистами, иногда утверждают, что Иосиф Сталин якобы либо не принимал участия в репрессиях, либо не был их инициатором. Так, работа Юрия Жукова «Иной Сталин» повествует о том, что якобы номенклатура сама инициировала «охоту на ведьм» и начала массовые репрессии. В статье о лжи Юрия Жукова мы подробно разбирали эту версию, которую он позаимствовал у американского историка-ревизиониста Арча Гетти. Здесь сталинисты консолидируются с различными фашистами, родноверами и прочими консерваторами вроде Ярогора Смирнова, пишущего в книге «Магия управления. Русская версия»:

Конечно, надо признать, что разное бывало в те времена, были и репрессии, но, как неумолимо доказывают исторические документы (а не художественный вымысел), к началу репрессий сам Сталин не имел никакого отношения1.

Впрочем, этот тезис придуман не Арчем Гетти – это официальная версия сталинских времён, состоявшая в том, что репрессии всё же были, но за дело, а массовыми они стали из-за «перегибов на местах». Как известно, сам Иосиф Сталин «свалил» вину на Николая Ежова, в связи с чем появился уничижительный термин «ежовщина». Авиаконструктор Яковлев приводит фразу Сталина о Ежове: «Многих невинных погубил. Мы его за это расстреляли»2. Доктора исторических наук Юрий Фельштинский и Георгий Чернявский рассматривают слово «ежовщина» как «фальшивый термин, изобретённый, по-видимому, самим Сталиным»3. Как бы то ни было, доктор исторических наук Андрей Соколов свидетельствует, что данный термин «родился уже в то время, «по горячим следам событий», по имени тогдашнего наркома НКВД Ежова, на которого сталинское руководство решило взвалить вину за «некоторые перегибы» организованной сверху «кампании по выявлению и разоблачению врагов народа» и отмежеваться от неё»4. То есть мысль о том, что «Сталин не виноват в репрессиях» происходит от официальной сталинской пропаганды. Научное сообщество ни в России, ни в остальном мире его не признаёт. Про подобные взгляды, называемые историческим ревизионизмом, есть отдельная лекция:

Что имеется в виду?

Когда Иосифа Сталина обвиняют в том, что он является инициатором репрессий, речь, разумеется, не идёт о том, что он первый государственный деятель в истории России, который использовал насилие в отношении своих политических противников. Политическое насилие в России имеет долгую историю, но, вероятно, самыми непростительными являются политические репрессии Николая I, который уже после событий Французской революции отказался от пути либерализации. Тем не менее, это не снимает ответственности с тех, кто продолжал использовать политику репрессий после него.

Поэтому, когда в политических репрессиях обвиняют Сталина, имеются в виду те репрессии, которые он сам инициировал. В первую очередь, это события так называемого Большого террора (1937-1938 годы), потому что на фоне масштабов этой кампании все остальные, в том числе более ранние сталинские репрессии, становятся не такими заметными.

Что мы вообще подразумеваем, когда говорим фразу «сталинские репрессии»? Многие ошибочно включают сюда события Красного террора и 1920-х годов, однако в статье о государственном перевороте Иосифа Сталина мы показали, что до 1929 года генсек не имел всей полноты власти. Следовательно, Красный террор и политические процессы, имевшие место в 1920-е годы, нельзя отнести именно к сталинским репрессиям. Причины террора мы разбирали в статье о том, с чего начался политический террор в России. Как отдельные явления следует рассмотреть и политические дела 1929-1934 годов, вроде Шахтинского дела или дела Промпартии, когда политические репрессии в СССР не были массовым явлением и являлись частично продолжением точечного террора, свойственного российской политике на протяжении многих десятилетий до этого (после расстрела декабристов), частично пробой сталинской группой новых методик инициирования политических дел (впрочем, для этого нужен отдельный материал). События периода коллективизации тоже являются отдельным явлением со своими причинами.

Принципиальное отличие сталинского Большого террора от Красного террора заключается в том, что он проводился в мирное время, то есть вероятность избежать его была несоизмеримо большей – с окончанием Гражданской войны большевики практически отказались от политики террора и это способствовало восстановлению экономики в 1920-е годы (о достижениях того периода мы писали здесь).

Наконец, для опровержения тезиса о том, что Сталин якобы не имел отношения к началу репрессий, достаточно разобрать лишь одну из инициированных им кампаний по уничтожению политических противников. Поэтому мы берём наиболее крупную из них – Большой террор.

Кто виновен в репрессиях?

История Большого террора начинается с убийства Сергея Кирова 1 декабря 1934 года. Как мы увидим из дальнейших показаний, Иосиф Сталин указал работникам госбезопасности искать в деле «зиновьевский след» и сам формировал состав «террористических центров». Когда нужный след был «найден» (путём обмана подозреваемых и насильственного выбивания из них показаний5; про методы следствия при Сталине мы будем писать отдельную статью), последовало уничтожение многих видных деятелей партии большевиков в ходе «Московских процессов». Позже на места будут высланы закрытые письма ЦК ВКП(б), тексты которых мы приведём далее и которые провоцировали написание доносов, что служило основой для массового уничтожения коммунистов, о котором мы писали здесь. Уничтожение кулаков, бывших членов белого движения и некоторых других групп было санкционировано оперативным приказом НКВД № 004476. Существует множество документов за подписью самого Иосифа Сталина, требующих проводить расстрелы – их мы также приведём далее. Таким образом, все имеющиеся у нас данные и показания свидетельствуют, что «Большой террор» начался с указаний Сталина, и дальнейшие процессы по его раскрутке им поддерживались и контролировались (причём чуть ли не ежедневно – как писал Николай Ежов: «должен сказать, что при повседневном руководстве ЦК – НКВД погромил врагов здорово»7). Доктор исторических наук, главный специалист Государственного архива РФ Олег Хлевнюк описывает механизм репрессий:

Внимательное изучение таких кампаний позволяет выявить их общий, многократно отработанный алгоритм. Всё начиналось (и это важно подчеркнуть) с выдвижения центром (чаще всего Сталиным) целей кампании и распределения конкретных заданий. Затем происходила мобилизация аппарата на выполнение поставленных задач чрезвычайными методами, что предполагало широкое распространение «перегибов». В результате кампания доводилась до уровня кризиса, в высшей точке которого определялись пределы отступления – преодоления «перегибов». Отступление было задачей контркампании, своеобразного выхода из террора. На этом этапе репрессиям подвергались некоторые исполнители террора, превращённые в «козлов отпущения», и провозглашались формальные лозунги «восстановления законности». Ситуация стабилизировалась, цели кампании объявлялись достигнутыми8.

У нас сейчас нет весомых прямых доказательств причастности Сталина к убийству Сергея Кирова (хотя многие историки, например доктор исторических и философских наук Михаил Восленский9, считают, что достаточно большого количества косвенных). Однако та инициативность, которая была проявлена Сталиным в поиске «террористов» и их «подельников», даёт нам основания предполагать, что, если бы этого убийства не было, причиной к началу массового террора послужило бы какое-нибудь другое событие. Теперь давайте приступим к тем доказательствам, которые у нас имеются.

«Сталин не виноват в репрессиях»
Убийство Сергея Кирова обросло, возможно, не меньшим количеством слухов, чем убийство Джона Кеннеди

Свидетельства участников

Имеются прямые свидетельства самих работников НКВД, указывавших на то, что инициатором массового террора был Иосиф Сталин. Так, на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года Николай Ежов сказал:

Первое — начал т. Сталин, как сейчас помню, вызвал меня и Косарева и говорит: «Ищите убийц среди зиновьевцев». Я должен сказать, что в это не верили чекисты и на всякий случай страховали себя ещё кое-где и по другой линии, по линии иностранной, возможно, там что-нибудь выскочит10.

Инициатива Сталина подтверждается словами одного из заместителей наркома внутренних дел НКВД Якова Агранова:

Ежов вызвал меня к себе на дачу. Надо сказать, что это свидание носило конспиративный характер. Ежов передал указание Сталина на ошибки, допускаемые следствием по делу троцкистского центра, и поручил принять меры, чтобы вскрыть троцкистский центр, выявить явно невскрытую террористическую банду и личную роль Троцкого в этом деле. Ежов поставил вопрос таким образом, что либо он сам созовёт оперативное совещание, либо мне вмешаться в это дело. Указания Ежова были конкретны и дали правильную исходную нить к раскрытию дела11.

Если этого недостаточно, можно привести отрывок речи Матвея Шкирятова на XVIII съезде партии, ставшего в год проведения съезда (1939) членом ЦК ВКП(б):

Нужно было научить партию распознавать и выявлять врага, где бы он ни находился и на какой бы пост он ни пробрался. Нужно было дать всей партии чёткие и ясные установки, как бороться с этими врагами, и мобилизовать на борьбу всю нашу партию. И только благодаря тому, что в этой трудной работе мы очистили свою партию от этих гнуснейших предателей, что мы в своей работе мобилизовали партийную массу и беспартийных трудящихся, что мы руководствовались указаниями нашего ЦК ВКП(б), указаниями товарища Сталина, мы ещё более укрепили и сплотили нашу партию. Этой работой по очищению рядов партии от пробравшихся в неё врагов руководил товарищ Сталин. Он предупреждал нас, товарищи, и всю партию относительно тех новых методов врагов, которые применялись ими в борьбе с партией и советским народом. Товарищ Сталин прививал каждой партийной организации, каждому члену партии навыки борьбы с врагами, воспитывал в большевиках глубочайшую ненависть к врагам и готовность беспощадно расправляться с ними, где бы враг ни находился и на каком бы посту он ни стоял12.

Министр государственной безопасности Виктор Абакумов в своём последнем слове на суде накануне расстрела также настаивал: «…Я ничего не делал сам. Сталиным давались указания, а я их выполнял»13.

«Сталин не виноват в репрессиях»
Виктор Абакумов во время войны был начальником СМЕРШа, а в 1951 году стал «заговорщиком» и «предателем»

Павел Судоплатов, занимавший на момент смерти Сталина должность генерал-лейтенанта МВД, и работавший во второй половине 1930-х в НКВД, вспоминал, что «все тайные ликвидации двойных агентов и политических противников Сталина, Молотова, Хрущева в 1930–1950 годах осуществлялись по приказу правительства»14. Он же свидетельствует, что далеко не все архивы и документы стали доступны общественности во время Перестройки (вопреки пропаганде сталинизма, представляющей дело так, как будто власть не пыталась скрыть преступления сталинского периода):

Алексахин взял в прокуратуре три запечатанных конверта с непросмотренными оперативными материалами, изъятыми из моего служебного сейфа при обыске в 1953 году. Конверты он отдал в секретариат Серова и больше их никогда не видел. Я не могу вспомнить всего, что находилось у меня в сейфе, но знаю наверняка, что там были записи о санкциях тогдашнего высшего руководства — Сталина, Молотова, Маленкова, Хрущева и Булганина — на ликвидацию неугодных лиц и, кроме того, записи по агентурным делам нашей разведки о проникновении через сионистские круги в правительственные сферы и среду ученых, занимавшихся исследованиями по атомной энергии.

Позднее, в 1988 году, когда Алексахин с двумя ветеранами разведки ходатайствовали о пересмотре моего дела, они сослались на этот эпизод. И посоветовали молчать и не компрометировать партию еще больше, вытаскивая на свет Божий столь неблаговидные дела15.

Павел Судоплатов - Разведка и Кремль

Материалы официальных расследований

Ольга Шатуновская, участвовавшая в Особой комиссии ЦК КПСС во главе с Николаем Шверником (председателем Президиума Верховного Совета СССР при Сталине), писала в 1989 году об обстоятельствах убийства Кирова:

В ходе нашего расследования в личном архиве Сталина обнаружен собственноручно им составленный документ со списками двух сфабрикованных им троцкистско-зиновьевских террористических центров – ленинградского и московского. Причём Зиновьев и Каменев были вначале помещены Сталиным в ленинградский, потом переставлены в московский центр, также как и другие участники вымышленных центров. Этот документ был передан нам заведующим личным архивом Сталина как особо секретный.

Графологическая экспертиза Прокуратуры СССР подтвердила, что рукопись составлена собственноручно Сталиным. Два сотрудника Ленинградского управления НКВД показали, что в 1934 году, 3 декабря, Сталин вызвал их с картотеками на зиновьевцев и троцкистов. Сталин располагал кроме того списком 22-х бывших оппозиционеров, которых начальник УНКВД Медведь представлял С.М. Кирову для визы на арест. Однако Киров в санкции отказал. В присутствии этих сотрудников НКВД Сталин и сфабриковал состав террористических центров16.

То есть мы видим, что именно Сталин «указал на след» Каменева и Зиновьева, которые были уничтожены в 1936 году. В их отношении был открыт так называемый Первый московский процесс, за которым пошли также Второй и Третий. Уже 26 января 1935 года Сталин подписал постановление Политбюро о высылке из Ленинграда на север Сибири 663 бывших сторонников Зиновьева1718.

Таким образом, инициатива в начале проведения массового террора принадлежит Иосифу Сталину. Его же подпись находится под сотнями расстрельных списков, так что он не мог не быть в курсе уничтожения огромного количества людей.

«Сталин не виноват в репрессиях»

«Сталин не виноват в репрессиях»

«Сталин не виноват в репрессиях»
На этом документе стоит требование Сталина повысить план по расстрелам с 300 до 500 человек

Всего сохранилось 383 таких списка за период с 27 февраля 1937 года по 29 сентября 1938 года. Подпись Сталина стоит на 357 из них19.

Именно Сталин инициировал репрессии, также он утверждал расстрелы. Сомневающиеся могут прочесть доклад Сталина «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников»20, чтобы понять, кто раскручивал маховик репрессий. Существуют также решения Политбюро за подписью Сталина с указаниями: «ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу»21.

Мнения историков

Доктор исторических наук Андрей Соколов: «как было позднее установлено совершенно чётко и документально, Сталин и всё его окружение несут непосредственную ответственность за то, что происходило, а Ежов являлся всего лишь рьяным и усердным исполнителем руководящих установок»22.

Доктор исторических наук Юрий Рубцов: «Документально установлено, что Сталин ежедневно получал протоколы допросов арестованных, часто вызывал наркома внутренних дел Ежова и его заместителя М.П. Фриновского, непосредственно участвовавшего в фальсификации обвинения, для доклада. Так что популярные у сталинистов версии, будто генеральный секретарь ничего о репрессиях не знал и потому не имел возможности во что-либо вмешаться, не имеют под собой ни малейшей почвы»23.

Доктор исторических наук Михаил Восленский: «Ежов был исполнителем. Любой сталинский номенклатурный чин делал бы на его месте то же самое. Это не значит, что Ежова незаслуженно считают в СССР самым кровавым палачом в истории России. Это значит только, что любой сталинский назначенец потенциально являлся таким палачом»24.

Доктор исторических наук Олег Хлевнюк: «После открытия архивов мы узнали, что суть Большого террора 1937–1938 гг. составляли несколько массовых карательных операций. Решения об их организации принимало Политбюро под руководством Сталина»25, «…непосредственному управлению органами ОГПУ-НКВД-МГБ Сталин уделял значительную часть своего времени, а в отдельные периоды, например во время террора 1937–1938 гг., – большую часть. Он лично инициировал все основные репрессивные кампании, разрабатывал их планы и тщательно контролировал выполнение. Он непосредственно направлял фабрикацию многочисленных политических судебных процессов и «дел», а в ряде случаев был автором их сценария. Он вдумчиво и внимательно, как свидетельствуют пометы, читал протоколы допросов арестованных, которые присылались ему в огромных количествах. Он лично санкционировал расстрелы множества людей – как незнакомых, так и тех, с кем был лично знаком»26.

«Сталин не виноват в репрессиях»
Нелогичность тезисов сталинистов позволяет консерваторам высмеивать их, зарабатывая на этом политические очки

«Кто написал четыре миллиона доносов?»™

Как сталинисты, так и либерал-консерваторы также любят задавать довлатовское «кто написал четыре миллиона доносов?»27 Это необходимо для поддержания манипуляционного краткого тезиса о «негодном и быдловатом населении России», якобы склонном к стукачеству, который, в свою очередь, необходим для оправдания бездарного управления страной этими политическими силами. Однако мы точно знаем, откуда четыре миллиона доносов – во-первых, следствие зачастую подстрекало к даче показаний на других людей (к примеру, Ян Рудзутак в последнем слове на суде утверждал, что «методы следствия таковы, что заставляют выдумывать и оговаривать ни в чём неповинных людей, не говоря уже о самом подследственном»28). Во-вторых, в свободном доступе есть закрытое письмо ЦК ВКП(б) «Уроки событий, связанных с злодейским убийством тов. Кирова» от 16 января 1935 года (оно есть и в собрании сочинений Сталина), где сторонники партийной оппозиции приравниваются к белогвардейцам. И даётся намёк: «В такой большой партии, как наша, нетрудно укрыться нескольким десяткам и сотням выродков, порвавших с партией Ленина и ставших по сути дела сотрудниками белогвардейцев»29.

Намёк, видимо, был понят на местах недостаточно, и в 1936 году обкомам, крайкомам, ЦК компартий, горкомам, райкомам ВКП(б) было разослано закрытое письмо ЦК ВКП(б) «О террористической деятельности троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока» от 29 июля, а тон этого письма обвинял «недостаточно бдительных» товарищей и прямо предписывал быть более «бдительными»:

ЦК ВКП(б) считает необходимым довести до сведения всех партийных организаций об этих фактах террористической деятельности троцкистов и зиновьевцев и ещё раз приковать внимание всех членов партии к вопросам борьбы с остатками злейших врагов нашей партии и рабочего класса, приковать внимание к задачам всемерного повышения большевистской революционной бдительности.

ЦК ВКП(б) обращает внимание всех членов партии на то, что уже после убийства товарища Кирова в отдельных партийных организациях, в результате недостаточной их бдительности, врагам партии удалось под прикрытием звания коммуниста активно продолжать свою террористическую работу.

Только отсутствием должной большевистской бдительности можно объяснить тот факт, что агенту Троцкого – Ольбергу, прибывшему из Берлина в 1935 году, удалось при помощи скрытых троцкистов Федотова и Елина, работавших на руководящей работе в аппарате Горьковского крайкома партии, легализовать себя и организовать террористическую группу, подготовлявшую убийство вождей партии.

Только отсутствием большевистской бдительности можно объяснить тот факт, что в некоторых райкомах партии города Ленинграда (Выборгский) исключённым из ВКП(б) троцкистам и зиновьевцам уже в 1935 году удалось восстановиться в партии, а в некоторых случаях пробраться в партийный аппарат и использовать его в своих гнусных террористических целях.

Только отсутствием большевистской бдительности можно объяснить тот факт, что троцкисты и зиновьевцы свили себе прочное гнездо в ряде научно-исследовательских институтов, в Академии наук и некоторых других учреждениях в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске.

Наконец, только отсутствием большевистской бдительности можно объяснить то, что часть из арестованных участников террористических групп в ряде партийных организаций прошли проверку партийных документов и были оставлены в рядах партии.

<…>

Неотъемлемым качеством каждого большевика в настоящих условиях должно быть умение распознавать врага партии, как бы хорошо он не был замаскирован30.

Читавшие сразу понимали, что ослушавшиеся и ни о ком не доносящие сами попадут под подозрение. Кроме того, авторы донесений тогда ещё не знали о том, что мало кто задаётся целью проверить подозреваемых на предмет реального состава преступления, а многие, учитывая широкомасштабность сталинской пропаганды, допускали возможность проникновения «террористов» в советские организации. Сталинистам, к их сожалению, не удастся обвинить население СССР в кровожадности, так как само сталинское руководство принуждало людей к написанию доносов.

Что же происходило с теми, кто на важных должностях отваживался игнорировать требования из центра, предписывавшие искать врагов и расправляться с ними? Из интервью с Владимиром Хаустовым, доктором исторических наук и заведующим кафедрой Академии ФСБ:

В.ХАУСТОВ: …были люди, которые, получив оперативный приказ – я хочу назвать прежде всего начальника НКВД Калининской области, Домбровский – он, получив 447-й Приказ, ничего не делал.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А как можно было? Он же прекрасно понимал, что если не он, то его.

В.ХАУСТОВ: А он не понимал, что его заместитель написал письмо Ежову о том, что Домбровский не действует абсолютно, каждое утро берет кипу газет, приходит в кабинет, читает, пьёт кофе и говорит – «Подождите. Может, всё успокоится еще». То есть человек понимал, что приказ поступил чудовищный. И достаточно было письма его заместителя, чтобы Домбровский был мгновенно арестован.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А судьба его? Он был расстрелян?

В.ХАУСТОВ: Расстрелян, конечно31.

Террор за рубежом

Сталин также занимался организацией репрессий и в других странах. В Историческом музее Улан-Батора есть копия письма Хорлогийна Чойбалсана Николаю Ежову, где он благодарит Сталина и Ежова за помощь в организации политических репрессий в Монголии:

При непосредственной помощи Вашего Советника т. Чопян и инструкторов и всемерном содействии Полномочного Представителя СССР тов. Таирова мне удалось провести через ЦК МНРП и Правительство все необходимые политически и экономически мероприятия по прекращению роста ламства, подрыву его политического и экономического влияния на население. Практически нам удалось осуществить советы тов. Сталина — подготовить и провести пять показательных процессов по верхушке ламства по обвинению в измене родине, шпионажу и подготовке вооруженного восстания. Процессы эти крепко скомпрометировали высшее ламство32.

Существует также решение Политбюро ЦК ВКП(б) П53/106 от 19 сентября 1937 года, где говорится: «Принять предложение т. Фриновского об организации специальной тройки в составе Чойбалсана, министра юстиции и секретаря ЦК МНРП для рассмотрения дел на монгольских лам»33.

«Сталин не виноват в репрессиях»
Хорлогийн Чойбалсан

Итог

Московские процессы и репрессии Большого террора, включавшие также массовое уничтожение социалистов, начались по инициативе Иосифа Сталина и проводились под его контролем, что доказано документально и подтверждается большинством авторитетных историков. Невиновность генсека – манипуляционный краткий тезис консервативной машины пропаганды, которая стремится перевести репрессии в легитимную зону и подготовить почву для новых волн репрессий, которые в случае необходимости политико-экономической трансформации «генеральной линии» позволят восстановить номенклатурные привилегии прежних времён за счёт экспроприаций репрессированных.

У сталинистов ещё остаются несколько путей отступления — это, прежде всего, манипуляционные тезисы «репрессии пусть и были, и пусть по инициативе Сталина, но за дело» и «репрессии пусть и были, и пусть по инициативе Сталина, и пусть несправедливо, но зато при Сталине стали хорошо жить». Эти пути к отступлению «Логика переворота» отрежет им в отдельных статьях, где докажет, что репрессии затрагивали по большей части невиновных людей, а уровень жизни по сравнению с эпохой коллективного руководства времён НЭПа ухудшился.

Мы также можем отметить, что, если бы Сталин действительно не поддерживал репрессии, и не был их инициатором — он бы реабилитировал невинно пострадавших; вся власть для этого у него была. Однако мы видим, что реабилитации пошли только после смерти генсека. Это раз. Второе – после смерти Сталина массовые репрессии прекратились, и даже были осуждены. Как прямые, так и косвенные доказательства говорят о том, что массовые репрессии эпохи Большого террора были проведены по инициативе Иосифа Сталина.

Предыдущая
АнтифашизмЧем вредны расизм и нацизм
Следующая
СталинДачи Сталина

Источники

  1. Ярогор Смирнов. Магия управления. Русская версия — ООО «Написано пером», 2017
  2. А.С. Яковлев. Цель жизни. (Записки авиаконструктора). Изд. 2-е, доп. — 623 с. — М.: Политиздат, 1969. — с. 509.
  3. Ю.Г. Фельштинский, Г.И. Чернявский. Через века и страны. Б.И. Николаевский. Судьба меньшевика, историка, советолога, главного свидетеля эпохальных изменений в жизни России первой половины ХХ века. — 544 с. — М.: Центрполиграф, 2012
  4. А.К. Соколов. Курс советской истории, 1917-1940. — 270 с. — М.: Высшая школа, 1999. — с. 229
  5. Н.И. Капченко. Политическая биография Сталина. Том II (1924-1939). — 720 с. — Тверь: Информационно-исследовательский центр «Союз», 2006. — с. 567-571.
  6. Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР Н. И. Ежова № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». 30 июля 1937 г. АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 212. Л. 52-54. Копия. Машинопись. // Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. 1937-1938. Под ред. акад. А.Н. Яковлева; сост. В.Н. Хаустов, B.П. Наумов, Н.С. Плотникова. — 736 с. — М.: МФД, 2004. — с. 273-282.
  7. Документ №362. Письмо Н.И. Ежова в политбюро ЦК ВКП(б) И.В. Сталину. 23.11.1938. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1003. Л. 82—84. Копия. Машинопись. Опубликовано «Исторический архив». 1992. № 1. С. 129—130
  8. О. Хлевнюк. Сталин. Жизнь одного вождя: биография. — 464 с. — М.: АСТ-CORPUS, 2015. — с. 68.
  9. М.С. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. — 624 с. — М.: «Советская Россия» совм. с МП «Октябрь», 1991. — с. 93.
  10. Из речи т. Ежова. 3 марта 1937 года. Материалы февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) 1937 года // Вопросы истории. 1995. № 2. С. 16–17
  11. Реабилитация: Полит. процессы 30-50-х годов / Под общ. ред. А.Н. Яковлева. — 461 с. — М.: Политиздат, 1991. — с. 178.
  12. XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической Партии (б). 10-21 марта 1939 года. Стенографический отчёт. — 742 с. — ОГИЗ. Государственное издательство политической литературы, 1939. — с. 175.
  13. Ю.В. Рубцов. Маршалы Сталина. — 352 с. — Ростов н/Д: «Феникс», 2002. — с. 194.
  14. Павел Судоплатов. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. — 507 с. — М.: ТОО «Гея», 1996. — с. 329.
  15. Там же, с. 453.
  16. Письмо О.Г. Шатуновской А.Н. Яковлеву об обстоятельствах убийства С.М. Кирова. 12.06.1989 // РГАНИ. Ф. 5. Оп. 102. Д. 1000. Л. 26-28. Подлинник. Машинопись.
  17. О.В. Хлевнюк. Политбюро: механизмы политической власти в 1930-е годы. — 304 с. — М.: «Российская Политическая Энциклопедия» (РОССПЭН), 1996. — с. 143.
  18. В.В. Шелохаев. Книга для учителя. История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР. — 504 с. — М.: Издательство обьединения «Мосгорархив», 2002. — с. 127
  19. Сталинские списки (stalin.memo.ru). [Электронный ресурс]. URL: http://stalin.memo.ru (дата обращения: 10.02.2020).
  20. «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников. Доклад на Пленуме ЦК ВКП(б) 3 марта 1937 года» т.14
  21. Решение Политбюро ЦК ВКП(б) № П51/94 от 2 июля 1937 г. // АП, 3-58-212, л. 32.
  22. А.К. Соколов. Курс советской истории, 1917-1940. — 270 с. — М.: Высшая школа, 1999. — с. 229
  23. Ю.В. Рубцов. Маршалы Сталина. — 352 с. — Ростов н/Д: «Феникс», 2002. — с. 98.
  24. М.С. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. — 624 с. — М.: «Советская Россия» совм. с МП «Октябрь», 1991. — с. 97.
  25. О. Хлевнюк. Сталин. Жизнь одного вождя: биография. — 464 с. — М.: АСТ-CORPUS, 2015. — с. 210-211.
  26. Там же, с.69.
  27. Собрание сочинений. Сергей Довлатов. Т. 2. — 2038 с. — М.: Азбука, 1999. — с. 73
  28. Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации Я.Э. Рудзутака. 24 декабря 1955 г. Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 294-295. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 359. Л. 116–119. Копия. Машинопись.
  29. Закрытое письмо ЦК ВКП(б) «Уроки событий, связанных с злодейским убийством тов. Кирова». 18 января 1935 г. // Реабилитация: Полит. процессы 30-50-х годов / Под общ. ред. А.Н. Яковлева. — 461 с. — М.: Политиздат, 1991. — с. 192.
  30. Там же, с. 210.
  31. Владимир Хаустов. Сталин и массовые репрессии / Именем Сталина. Ведущая: Нателла Болтянская // Эхо Москвы (echo.msk.ru). 13 декабря 2008 года, 20:08. [Электронный ресурс]. URL: https://echo.msk.ru/programs/staliname/559174-echo/ (дата обращения: 11.02.2020).
  32. С.Л. Кузьмин. История барона Унгерна: опыт реконструкции. — 659 с. — М.: Товарищество научных изданий КМК, 2011. — с. 356.
  33. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 22. Л. 7.

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Больше статей – в разделе "База знаний"