Социал-демократы и частная собственность

Социал-демократы и частная собственность

Прежде чем формировать экономическую программу, нужно рассмотреть вопрос о формах собственности, так как он является основой экономики и фундаментальным для любой экономической программы, и ошибки в этой области могут привести к катастрофическим последствиям для материального благополучия множества людей.

Одно из ключевых расхождений между социал-демократами и марксистами – в вопросе о частной собственности. Как известно, ключевая и основополагающая часть марксизма – это требование отмены частной собственности. Это отражено в Манифесте коммунистической партии:

В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности1.

Давайте определимся сначала, что такое частная собственность. Современный экономический словарь сообщает: «К частной принято относить как индивидуальную, так и корпоративную, акционерную, негосударственную собственность»2. Большой юридический словарь говорит следующее: «одна из форм собственности, означающая абсолютное, защищённое законом право гражданина или юридического лица на конкретное имущество, включая средства производства»3. Энциклопедия юриста: «собирательное понятие для обозначения принадлежности средств производства, иных предметов частным (негосударственным и непубличным) лицам, которые используют это имущество для достижения своих интересов»4. Определение Кембриджского словаря: «Что-либо, особенно земля или здания, что принадлежит конкретному лицу или компании, но не государству»5. Мы видим, что большинство словарей определяют этот термин следующим образом: частная собственность — это негосударственная собственность. Все остальные определения не являются общепризнанными.

Марксисты и понятие частной собственности

Марксисты верят, что им удастся сделать общепризнанным какое-то другое определение частной собственности (при этом они не верят, что их используют в интересах проталкивания огосударствления собственности в пользу номенклатуры её пропагандисты и агенты влияния). Но им это не удастся сделать по следующим причинам:

  1. Уже существующие определения объективно не признаются спорными, противоречащими друг другу или устаревшими;
  2. Классики марксизма не дают чёткого определения частной собственности. Если в первом томе «Немецкой идеологии» они называют частной собственностью сюртук6, то в «Манифесте коммунистической партии» пишут, что в «нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов»7. Ясно, что они используют разные определения, иначе получается, что девять десятых членов общества не могут позволить себе сюртук, что не соответствует действительности. Поэтому удобнее использовать определения из словарей;
  3. Марксисты хотят увязать определение частной собственности со средствами производства. Однако очень непросто будет сформировать критерии средств производства, чтобы в эту общность не вошли персональный компьютер, шариковая ручка, автомобиль и другие товары личного пользования;
  4. Нет чёткого осознания способа уничтожения частной собственности. Одни говорят, что уничтожение частной собственности означает её огосударствление. Вторые приводят цитаты классиков о том, что «социал-демократическая партия не имеет ничего общего с так называемым государственным социализмом, системой огосударствления в фискальных целях, которая ставит государство на место частного предпринимателя и тем самым объединяет в одних руках силу экономической эксплуатации и политического угнетения рабочего»8 и «присвоение всей совокупности производительных сил объединившимися индивидами уничтожает частную собственность»9. То есть это по сути установление коллективной собственности, которая в системе общепризнанной терминологии является частной (однако конкретная программа такого обобществления никем из марксистов не разработана, и такой работы никем всерьёз не ведется). И получается в итоге, что каждый марксист имеет своё определение частной собственности и свой метод её уничтожения, а как можно верить тому движению, которое призывает что-либо уничтожить, но при этом даже не знает чётко, что именно оно призывает уничтожить и что предлагает вместо этого? Конечно же, люди будут бояться, что у них отберут зубные щётки и отдадут государству. И в этом случае неправы не люди, а марксисты, призывающие к уничтожению частной собственности. Потому что люди живут в реальном мире общепризнанных понятий, а такие марксисты — в своём собственном.

И это противоречие — тупик для марксистов. К единому определению между собой они не придут из-за отсутствия чётких определений у классиков, а без этого их определение частной собственности будет бесследно растворяться в общепризнанном.

Мы выше упомянули, что тяжело сформулировать понятие средств производства, чтобы сюда не вошли товары личного пользования. Так, например, Большая российская энциклопедия пишет, что средства производства – это «совокупность предметов и средств труда» и что «среди средств труда выделяют активные (инструменты, оборудование, механизмы, приборы, средства коммуникации и др.), пассивные (предназначенные для хранения предметов труда и готовой продукции) и создающие материальные условия производства (здания, сооружения, трубопроводы, каналы)»10. Оперируя подобным определением, можно отобрать у человека практически всё – телефон, автомобиль, квартиру и так далее – мотивируя это тем, что это может быть использовано для извлечения прибыли.

Давайте рассмотрим для примера, как марксистcкий ресурс «Вестник бури» рассматривает вопрос частной собственности:

В основном, о необходимости упразднения частной собственности заявляем мы – левые, поэтому стоит разъяснить один важный нюанс: мы за упразднение частной, но не личной собственности. То есть речь идёт о собственности на средства производства.

Личная собственность – это то, чем вы пользуетесь сами вместе с семьёй, не используя это для получения прибыли. То есть квартира, в которой вы живёте, приусадебный участок, продукты с которого вы используете только для себя, машина как средство вашего передвижения – всё это личная собственность, а не частная. Частная собственность, в нашем понимании, – это то, что используется исключительно для получения прибыли: помещения и земли, сдаваемые в аренду, заводы, предприятия, строительные и транспортные компании и т.д.11

Чем это утверждение подтверждено? Какими источниками? Никаких авторитетных исследований не приводится, словарные определения игнорируются – получается так, что марксисты просто выдумывают свои собственные определения и пытаются заставить людей в них поверить. Они пытаются подменить общепринятый смысл терминов «нашим пониманием». Большинство людей задумается о том, каким это «наше понимание» станет у них завтра и не пойдёт ли завтра речь об их квартирах, мебели и так далее. Поэтому тут впору вспомнить легендарный анекдот про «нюанс».

Что сегодня означает лозунг уничтожения частной собственности?

Личная собственность — эта та собственность, которую разрешают коммунисты, а частная — которую не разрешают. Давайте не будем смешивать понятия.

Комментарий из YouTube

Те социалисты, которые считают, что лозунг уничтожения частной собственности приблизит их к реальному обобществлению предприятий и справедливым формам организации и распределения, не учитывают того факта, что без конкретной программы такого обобществления (которой нет) шансы на его реализацию стремятся к нулю. Поэтому данный лозунг работает на другую часть «социалистов», которых на деле не следовало бы относить к социалистам – на ту часть, которая выступает за огосударствление частной собственности. Вот у них есть программа действий, оставшаяся со времён сталинского СССР. Поэтому сторонники обобществления в этом вопросе ничего не решают и являются лишь «группой поддержки» сталинистов.

Социал-демократы и частная собственность
Эту фразу Терри Пратчета можно в какой-то степени отнести и к марксистским организациям. К примеру, в сталинском СССР была введена уголовная статья за «хищение социалистической собственности»

Эффект от ликвидации частной собственности

Сам по себе лозунг уничтожения частной собственности был реализован в сталинском СССР. Каковы результаты его реализации?

В начале 1951 года выплаты министрам СССР составляли 20 тысяч рублей в месяц, а их заместителям – 10 тысяч рублей12. Денежные доходы же крестьянского двора в 1950 году на душу населения составляли меньше 100 рублей в месяц13. Доктор исторических наук Олег Хлевнюк также пишет, что «при этом значительная часть выплат руководящих работников не облагалась налогами, в то время как налоги населения постоянно росли»14. Разница между министром и жителем деревни — минимум в 200 раз. Не считая привилегий, которые не купить ни за какие деньги. То есть документально доказано, что плановая экономика и ликвидация частной собственности не сокращают социальное неравенство сами по себе; сокращение неравенства обеспечивается комплексом других механизмов. Лозунг же ликвидации частной собственности кажется лицемерием, если знать, что при Сталине формально ликвидировали частную собственность и эксплуатацию, а тем временем штат охраны квартиры и дачи генсека составлял 335 человек15. Дополнительно «высокий уровень жизни» в результате сталинской ликвидации частной собственности мы подробно разбирали в отдельной статье. В другой статье мы рассмотрели все «прелести» плановой экономики, основанной на государственной собственности.

Можно бесчисленное количество раз наблюдать, как один и тот же марксист требует отмены частной собственности, а потом какой-нибудь его знакомый говорит ему что-то вроде: «У меня интернет-магазин шапок для собак – что ж, вы его отнимете? Неужели государство будет организовывать продажу шапок для собак?» И тогда марксист, восемь секунд назад бывший за ликвидацию частной собственности, начинает стыдливо оправдываться в духе «ну, мы за что-то вроде НЭПа» или «ну, есть же скандинавский социализм» и пытается выдать себя за социал-демократа. Почему же не проще порвать с марксизмом и перейти к социал-демократии, чтобы избежать ситуаций, когда реальность входит в противоречие с идеологическими установками?

Марксисты, как правило, думают, что ликвидация частной собственности означает, что у капиталистов отберут заводы и дворцы, и вся прибыль будет идти рабочим. Однако во всех странах, где нет гарантий прав частной собственности, элита экспроприирует собственность у остальной части граждан – мелкой буржуазии, рабочих, интеллигенции. Потому что если нет гарантии собственности, то нет и механизмов, предотвращающих эту экспроприацию.

Социал-демократы и частная собственность
Один из дворцов Ким Чен Ына — пример не частной собственности

Так произошло не только в сталинском СССР с его коллективизацией – к примеру, в КНДР также был осуществлён запрет частной собственности. Привёл ли он к равенству и процветанию? Северная Корея ныне – одна из самых нищих стран мира за пределами Африки. Показателен пример денежной реформы, когда в 2009 году номенклатура КНДР решила провести деноминацию, после которой сотня старых вон стала равняться одной новой воне. Граждане должны были обменять старые деньги в течение недели, причём правительство объявило, что можно обменять лишь сумму, не превышающую сто тысяч вон (потом, правда, сумму увеличили до пятисот тысяч). Сто тысяч вон на чёрном рынке стоили около сорока долларов16. Этого вполне хватает, чтобы понять, сколько наличности могло остаться у гражданина КНДР. Тем временем в распоряжении лидера КНДР Ким Чен Ына имеется семиэтажный дворец развлечений17, оборудованный баром с системой караоке и мини-кинотеатром. На первом этаже располагается огромный бассейн с волновой установкой, где Ким любит плавать на доске, снабжённой маленьким мотором18. Согласно статистике продаж французской компании Hennessy, коньячный бюджет Кима составлял до 800 тысяч долларов в год19. Если запрет частной собственности реально помогал сократить неравенство, то такая ситуация была бы просто невозможна. Однако сократить неравенство помогают другие механизмы. А запрет частной собственности в КНДР привёл к тому, что у людей не осталось стимулов для того, чтобы инвестировать, усердно работать или хотя бы поддерживать прежнюю производительность труда20.

В 1974 году в Эфиопии к власти пришли марксисты, которые национализировали земельную собственность, включая всю городскую и сельскую землю, а также почти всю частную собственность. Привело ли это к процветанию? В результате переворота установилась личная диктатура полковника Менгисту – после того, как он расправился с соратниками, в которых видел угрозу личной власти. В качестве своей резиденции он выбрал Большой дворец императора Селассие, который стоял заброшенным со времени упразднения монархии. Во время торжеств диктатор сидел на позолоченном кресле, как когда-то император, и принимал парад. Давит Волде Гиоргис, один из соратников и министров Менгисту, рассказывает в своих мемуарах:

В начале Революции все мы отказывались иметь что-либо общее со старыми временами. Мы не водили машин и не носили костюмов, а галстук считался чуть ли не преступлением. Любая деталь внешнего облика, делавшая вас ухоженным и буржуазным, всё, что намекало на благополучие и утончённость, отвергалось нами как часть старого порядка.

Но в 1978-м всё это начало меняться. Материальное благополучие постепенно стало считаться приемлемым, а затем и необходимым. Модная одежда от лучших европейских дизайнеров стала униформой всех высших чиновников и членов Временного совета. У нас было всё самое шикарное — лучшие дома, роскошные машины, шикарный виски, шампанское, еда. Это был полный отказ от идеалов Революции21.

Режим Менгисту выделялся массовым террором, в ходе которого было убито по разным оценкам от 3022 до 500 тысяч человек23 и массовым голодом, в ходе которого погибло около миллиона человек24, а вместо роста уровня жизни произошло обнищание населения. Как видим, снова ликвидация частной собственности не затронула элиты – в них просто поменялись лица – но ударила по народу. Для Эфиопии это не было чем-то новым – ещё в XVIII веке при императоре было полное отсутствие гарантий прав собственности. Путешественник Джон Брюс так описывал ситуацию:

Вся земля в стране принадлежит царю. Он дает её тем, кому благоволит, до тех пор, пока он им благоволит, и отбирает её по своему усмотрению. Когда он умирает, вся пожалованная им земля опять поступает в распоряжение короны. Мало того, по смерти существующего владельца, сколько бы он ни владел к тому времени участком, участок возвращается к царю, а не переходит к старшему сыну25.

Это подтверждается словами другого путешественника – Мануэла де Алмейда, жившего в Эфиопии с 1624 года:

Обычное дело для императора заменять земельные участки или вовсе отбирать землю у каждого, кто ей владеет, раз в два-три года, иногда каждый год, а то и по нескольку раз в году, так что этому никто не удивляется. Часто один человек пашет землю, другой сеет на ней, а жнёт третий. А значит, выходит так, что никто не заботится о земле, которой пользуется. Никто даже не сажает деревьев, потому что каждый знает, что тот, кто посадит, весьма редко может дождаться от них плодов. Тем не менее царю это выгодно, потому что все подданные полностью зависят от него26.

В Сомали подобная незащищённость даже привела к тому, что люди практически перестали использовать письменность. Как выяснила историк Джанет Эвальд, которая в конце 1970-х работала над реконструкцией истории Королевства Такали, частично это объяснялось тем, что население противилось использованию писаных документов, поскольку люди опасались, что эти документы будут использованы для контроля над ресурсами, такими как ценные пастбища, и это позволит королю завладеть ими27. В Южной Африке колониальное правительство даже специально устранило частную собственность, чтобы превратить африканцев в дешёвую рабочую силу. На землю была объявлена общинная собственность, над которой сразу взяли контроль вожди. В 1940-м экономист Джордж Финдлей высказал следующий постулат:

Племенная собственность – это гарантия того, что земля никогда не будет должным образом обрабатываться и никогда не будет по-настоящему принадлежать коренному населению. У дешёвой рабочей силы должно быть дешёвое место для размножения, так что пусть африканцы обустраивают его за свой счет28.

За лишением африканских фермеров прав собственности последовало массовое обнищание. Это способствовало возникновению так называемых «бантустанов» и политике апартеида. Гораздо больше примеров того, как отсутствие гарантий прав собственности приводило к обнищанию населения, приводят известные экономисты Дарон Аджемоглу (на апрель 2020 года являлся самым цитируемым экономистом мира29) и Джеймс Алан Робинсон в книге «Почему одни страны богатые, а другие бедные», приводя в пример Османскую Империю, Афганистан, Венесуэлу, Сьерру-Леоне, Китай при династии Цин и так далее. Примеры, где незащищённость собственности не мешает экономическому росту и росту уровня жизни, единичны – это, например, современный Китай, однако в нём рост экономики обусловлен вовсе не отсутствием гарантий прав собственности, а, напротив, послаблениями в этой области после режима Мао Цзедуна, который был ознаменован, опять же, массовыми репрессиями и голодом. Вот типичный пример развития страны, где собственность обычных граждан не защищена:

Вышенаписанное, кстати, касается и современной России, где лицам из ФСБ не составляет проблем проводить безнаказанный захват собственности30, отнимать деньги у клиентов банка31, убивать людей ради присвоения их автомобилей32 и так далее.

Аджемоглу и Робинсон зато приводят множество обратных примеров, где верховенство закона и защищённая им собственность стали основой для экономического роста и сокращения неравенства в правах и доходах. Это примеры Англии, США, европейских стран, в которых действовал кодекс Наполеона33; сюда же можно отнести скандинавские страны, где собственность также надёжно защищена. Авторы берут пример одной из наиболее благополучных стран Африки – Ботсваны, где главной частной собственностью к концу колониального владычества был скот. Он не был экспроприирован у владельцев, право на владение скотом было защищено. Ко времени приобретения независимости Ботсвана была одной из беднейших стран мира, в ней имелось лишь 12 километров дороги с твёрдым покрытием и всего 22 человека, имевших университетское образование. Сегодня в Ботсване самый высокий подушный доход среди всех стран Чёрной Африки – он на том же уровне, что и у таких государств, как Эстония или Венгрия34. На 2019 год Ботсвана, не имеющая выходов к морю, Ботсвана, которая со всех сторон была окружена странами с недружелюбной ей властью — ЮАР, Намибией, Родезией – обходит в индексе человеческого развития большинство африканских стран, в том числе ЮАР, Египет, Ливию, Марокко35. Аджемоглу и Робинсон делают на основании своих исследований вывод, что защищённые права частной собственности являются центральным из институтов, способствующих экономическому росту, добровольному повышению производительности труда и процветанию36.

В итоге получается, что интересы широких масс выражает вовсе не ликвидация частной собственности, которая, как показывает практика, в подавляющем большинстве случаев заканчивается созданием новых элит, оформлением их собственности как «общественной» и экспроприацией собственности народа. Напротив, в интересах широких масс максимально защитить право частной собственности, а снижения неравенства и концентрации власти и капитала добиваться теми методами, которые действительно помогают достичь этих целей (мы опишем часть этих методов в статьях о социал-демократической экономике и о том, как добиться экономического процветания).

Все эти факты создают прекрасную возможность для правых выставить здравомыслие своей прерогативой и получить популярность за счёт критики тех псевдолевых, которые считают словари вражеской пропагандой или вредительством предателей (стоит ли удивляться после этого тому, что интеллигенция переходит потом на сторону правых — лишь бы подальше от таких левых):

Позиция современных социал-демократов

Современные социал-демократы используют общепринятое определение частной собственности. Поэтому (а также по той причине, что прослеживается связь между экономическим ростом и защитой прав собственности народа) они не призывают к её уничтожению — огосударствление частной собственности означает установление диктатуры номенклатуры, а широкие массы не готовы взять на себя организацию производства.

В массах не наблюдается должного желания и умения, по той же самой причине, которую мы описывали в статье про прямую демократию – большая часть граждан не располагает для этого достаточным временем, интересом, информацией и компетентностью. Нужно просто принять тот факт, что большинство людей нельзя заставить иметь одинаковые интересы (например, заставить всех интересоваться политикой и управлением на производстве). Они должны сами к этому прийти — им можно лишь попытаться помочь в этом, создать для этого условия (этим и должны заниматься соцдемы). В тот же момент, когда марксист/анархист/соцдем решает, что может заставить всех участвовать в управлении, он становится проводником тоталитарных идей, а после этого идут лагеря, расстрелы и пытки в надежде заставить всех быть такими, как надо.

Поэтому социал-демократы выдвигают лозунг демократической эволюции собственности. Он подразумевает собой:

  • Популяризацию и поддержку коллективных видов собственности и управления на предприятиях;
  • Реформирование системы налогообложения, введение высокой нагрузки на крупный капитал;
  • Курс государственного сектора и государственной политики на Четвёртую промышленную революцию.

Завершение Четвёртой промышленной революции в мировом масштабе с роботизацией производств, быта и услуг способно ознаменовать собой переход к бесклассовому обществу, если таковое вообще возможно, либо к максимальному сокращению социального неравенства. Об этом мы будем писать отдельную статью. Но причём, что очень важно, социал-демократы не делают предсказаний о том, какие формы примет собственность на конечном этапе. Это покажет только процесс развития.

До завершения же Четвёртой промышленной революции современные социал-демократы выступают за широкое представление разных форм собственности в экономике и обеспечение гарантий прав собственности. Значит ли это, что они выступают за формирование элит и неравенства в обществе? Ни в коей мере. Как раз торжество одной формы собственности означает победу класса, который будет распоряжаться этой собственностью, который и сформирует новую элиту, что приведёт к росту неравенства. В случае с торжеством формы государственной собственности это приводит к победе номенклатуры (о привилегиях номенклатуры в СССР мы писали здесь), в случае с торжеством частной собственности это приводит к победе крупного капитала (а в случае с коллективной собственностью новой элитой могут стать менеджеры и управляющие). Наличие же как можно большего количества равнозначно представленных форм собственности означает политику взаимного сдерживания между классами, которое существенно затрудняет формирование подавляющей остальные части общества элиты.

Разумеется, это не позволяет минимизировать неравенство и классовые противоречия. Однако по мере развития производительных сил разделение труда будет сокращаться, и чем большее количество форм труда будет автоматизировано/роботизировано, тем более широкую роль люди будут играть в организации этого автоматизированного труда, и это приведёт к минимизации неравенства и классовых противоречий. То есть, если выражаться простым языком, большую часть работы будут выполнять машины, а люди будут заниматься организацией этой работы, соответственно, наёмный труд будет сведён к минимуму, а вместе с ним – и элиты.

На этапе же переходного периода современные социал-демократы могут развивать те формы владения собственностью, которые предполагают равное коллективное владение и управление, что в комплексе с налоговым аппаратом социал-демократов минимизирует социальное расслоение. Забавно, что это и может быть то самое «присвоение всей совокупности производительных сил объединившимися индивидами» (разумеется, не одномоментное – на вопрос «возможно ли уничтожить частную собственность сразу?» даже Фридрих Энгельс отвечал: «Нет, невозможно, точно так же, как нельзя сразу увеличить имеющиеся производительные силы в таких пределах, какие необходимы для создания общественного хозяйства. Поэтому надвигающаяся по всем признакам революция пролетариата сможет только постепенно преобразовать нынешнее общество и только тогда уничтожит частную собственность, когда будет создана необходимая для этого масса средств производства»37).

Предыдущая
ПолитикаТолерантность и социал-демократия
Следующая
СтатьиПочему одни страны богатые, а другие бедные

Источники

  1. К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 4. — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 438.
  2. Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. Современный экономический словарь. — 2-е изд., испр. М.: ИНФРА-М, 1999. 479 с
  3. М.Е. Волосов, Н.И. Капинус, В.Н. Додонов. Большой юридический словарь — 858 с. — М.: ИНФРА-М, 2009
  4. Энциклопедия юриста / ред. М.Е. Волоков. — 678 с. — М.: Энциклопедия, 2005
  5. Private property // Cambridge Dictionary (dictionary.cambridge.org). [Электронный ресурс]. URL: https://dictionary.cambridge.org/dictionary/english/private-property (дата обращения: 04.06.2020).
  6. К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 3. — 629 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 218.
  7. К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 4. — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 440.
  8. К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 22. — 805 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. — с. 623.
  9. К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 3. — 629 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 69.
  10. Е.И. Суслова. Средства производства // Большая российская энциклопедия. Том 31. Москва, 2016, стр. 125. [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/economics/text/4161673 (дата обращения: 04.06.2020).
  11. Ангелина Еньшина. Почему частная собственность — это не выгодно? // Вестник бури (vestnikburi.com). 19 марта 2015 года. [Электронный ресурс]. URL: https://vestnikburi.com/pochemu-chastnaya-sobstvennost-eto-ne-v/ (дата обращения: 18.11.2019).
  12. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 25. Д. 279. Л. 17
  13. Попов В. П. Российская деревня после войны (июнь 1945 – март 1953). М., 1993. С. 146
  14. О. Хлевнюк. Сталин. Жизнь одного вождя: биография. — 464 с. — М.: АСТ-CORPUS, 2015. — с. 205.
  15. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 166. Д. 858. Л. 220
  16. Blaine Harden. North Korea revalues currency, destroying personal savings // The Washington Post (www.washingtonpost.com). 2 декабря 2009 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2009/12/01/AR2009120101841.html (дата обращения: 04.06.2020).
  17. Gus Lubin. House of the day: The Countless Luxury Mansions Of Kim Jong II // Business Insider (www.businessinsider.com). 2 июня 2010 года, 7:09. [Электронный ресурс]. URL: https://www.businessinsider.com/kim-jong-il-luxury-mansions-2010-6 (дата обращения: 04.06.2020).
  18. Дарон Аджемоглу. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Дарон Аджемоглу, Джеймс А. Робинсон; пер. с англ. Дмитрия Литвинова, Павла Миронова, Сергея Сановича. — 693 с. — Москва: Издательство АСТ, 2019. — с. 517.
  19. Isaac Stone Fish. Hennessy responds to the loss of its best customer // Foreign Policy (foreignpolicy.com). 23 декабря 2011 года, 09:26. [Электронный ресурс]. URL: https://foreignpolicy.com/2011/12/23/hennessy-responds-to-the-loss-of-its-best-customer/ (дата обращения: 04.06.2020).
  20. Дарон Аджемоглу. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Дарон Аджемоглу, Джеймс А. Робинсон; пер. с англ. Дмитрия Литвинова, Павла Миронова, Сергея Сановича. — 693 с. — Москва: Издательство АСТ, 2019. — с. 102-103.
  21. Dawit Wolde Giorgis (1989). Red Teas: War, Famine and Revolution in Ethiopia. Trenton, N. J.: Red Sea Press
  22. Robert Dubler SC, Matthew Kalyk. Crimes against Humanity in the 21st Century: Law, Practice and Threats to International Peace and Security — 1090 p. — Leiden/Boston: Brill/Nijhoff, 2018. — p. 518
  23. US admits helping Mengistu escape // BBC News (news.bbc.co.uk). 22 декабря 1999 года, 17:54. [Электронный ресурс]. URL: http://news.bbc.co.uk/2/hi/africa/575405.stm (дата обращения: 04.06.2020).
  24. Paul R. Bartrop. A Biographical Encyclopedia of Contemporary Genocide: Portraits of Evil and Good — ABC-CLIO, 2012. — p. 208
  25. Дарон Аджемоглу. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Дарон Аджемоглу, Джеймс А. Робинсон; пер. с англ. Дмитрия Литвинова, Павла Миронова, Сергея Сановича. — 693 с. — Москва: Издательство АСТ, 2019. — с. 319.
  26. Там же, с. 320.
  27. Ewald, Janet (1988). “Speaking, Writing and Authority: Explorations in and from the Kingdom of Taqali.” Comparative Studies in History and Society 30: 199–224
  28. Bundy C, The Rise and Fall of the South African Peasantry. Berkeley: University of California Press, 1972, p. 262
  29. Top 10% Authors (Last 10 Years Publications), as of April 2020 // IDEAS/RePEc (ideas.repec.org). [Электронный ресурс]. URL: https://ideas.repec.org/top/top.person.all10.html (дата обращения: 04.06.2020).
  30. Анна Пушкарская. К пыткам добавили взятки. Сбежавший бизнесмен пожаловался Владимиру Путину на следователя по делу «Сети» // Газета «Коммерсантъ» №67 от 16.04.2019, стр. 4. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3945607 (дата обращения: 04.06.2020).
  31. Кирилл Буланов, Екатерина Литова, Алексей Никольский. Задержанных сотрудников ФСБ подозревают в разбойном нападении // Ведомости (www.vedomosti.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2019/07/05/805932-fsb-razboinom (дата обращения: 04.06.2020).
  32. Владимир Шарапов. «Ты что, мразь, жив ещё?» Сотрудники ФСБ годами держали в страхе нефтяную столицу России // Лента.ру (lenta.ru). 14 декабря 2018 года, 00:02. [Электронный ресурс]. URL: https://lenta.ru/articles/2018/12/14/badfsb/ (дата обращения: 04.06.2020).
  33. Дарон Аджемоглу. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Дарон Аджемоглу, Джеймс А. Робинсон; пер. с англ. Дмитрия Литвинова, Павла Миронова, Сергея Сановича. — 693 с. — Москва: Издательство АСТ, 2019. — с. 388-395.
  34. Там же, с. 541-542.
  35. Human Development Report 2019. Beyond income, beyond averages, beyond today: Inequalities in human development in the 21st century // United Nations Development Programme (hdr.undp.org). [Электронный ресурс]. URL: http://hdr.undp.org/sites/default/files/hdr2019.pdf (дата обращения: 04.06.2020).
  36. Дарон Аджемоглу. Почему одни страны богатые, а другие бедные. Происхождение власти, процветания и нищеты / Дарон Аджемоглу, Джеймс А. Робинсон; пер. с англ. Дмитрия Литвинова, Павла Миронова, Сергея Сановича. — 693 с. — Москва: Издательство АСТ, 2019. — с. 105-107.
  37. К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 4. — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 331-332.

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Обсуждения

Редакция онлайн-журнала "Логика переворота" разрешает комментарии, потому что не боится дискуссии и стремится к наиболее объективному отображению информации. Мы призываем всех присоединиться к обсуждениям, высказывать своё мнение и конструктивную критику.

  1. Авель Родионов

    Тома Пикетти про частную собственность:
    «Решение, предлагавшееся Карлом Марксом и многими социалистами XIX века и воплощенное в жизнь в Советском Союзе в XX веке, было намного более радикальным, но хотя бы логичным. Если уничтожить частную собственность на все средства производства, как на землю и недвижимость, так и на промышленный, финансовый и профессиональный капитал, за исключением нескольких кооперативов и личных клочков земли, то исчезает всякая частная доходность капитала. Запрет на ростовщичество становится полным: норма эксплуатации, которой, согласно Марксу, измеряется доля производства, присваиваемая капиталистом, становится равной нулю, равно как и норма частной доходности. Когда доходность капитала падает до нуля, человечество и труженики освобождаются наконец от своих цепей и от имущественного неравенства, сформировавшегося в прошлом. Настоящее вступает в свои права. Неравенство, выраженное формулой г > g, остается лишь дурным воспоминанием, тем более что коммунизм любит рост и технический прогресс. К сожалению для населения, подвергающегося этим тоталитарным опытам, проблема заключается в том, что функция частной собственности и рыночной экономики не ограничивается обеспечением доминированием владельцев капитала над теми, у кого есть только их труд: эти институты также играют полезную роль в координировании действий миллионов индивидов, и полностью обойтись без них не так просто. Человеческие трагедии, вызванные централизованным планированием, ясно это иллюстрируют».

Больше статей – в разделе "База знаний"