В чём марксизм устарел

В чём марксизм устарел

Марксизм оказал огромное влияние на политическую мысль в свое время, и многие инструменты его анализа сыграли положительную роль в развитии общества. Тем не менее, сегодня это всего лишь теория XIX века.

Археологи раскопали пещеру каменного века с лозунгом над входом: "Да здравствует рабовладельческий строй – светлое будущее всего человечества!"

Советский анекдот

До сих пор популярно рассмотрение марксизма как теории, вскрывшей эксплуатацию человека человеком, верно спрогнозировавшей развитие мировой экономики, а также как революционной теории, благодаря которой большевики пришли к власти. На момент конца XIX века основоположники марксизма в значительной степени верно описали фрагмент экономической системы, существовавшей на тот момент – фрагмент, связанный с промышленным производством. И действительно, многими положениями этой теории воспользовались большевики для победы своей партии. Однако на сегодняшний день описание экономики марксистами устарело, прогнозы по большей части не сбылись, а большевики пришли к власти скорее за счёт внесения серьезных изменений в теорию, многие из которых ей противоречили. В данной статье мы докажем этот тезис, чтобы в дальнейшем эффективнее пытаться нащупать альтернативный вектор развития для социал-демократического движения.

Диктатура пролетариата – это не будущее развития общества

Карл Маркс признавал следующее:

Что касается меня, то мне не принадлежит ни та заслуга, что я открыл существование классов в современном обществе, ни та, что я открыл их борьбу между собою. Буржуазные историки задолго до меня изложили историческое развитие этой борьбы классов, а буржуазные экономисты – экономическую анатомию классов. То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определёнными историческими фазами развития производства, 2) что классовая борьба необходимо ведёт к диктатуре пролетариата, 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов1.

Карл Маркс. Письмо Иосифу Вейдемейеру

Если первое из этих положений может рассматриваться как исторический анализ, второе и третье вызывают сомнения, поскольку больше похожи на пророчества, чем на реальное видение развития ситуации. Как Карл Маркс видел осуществление этих положений на практике? Он считал, что диктатура пролетариата будет осуществлена сначала в наиболее промышленно развитых странах:

Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину её собственного будущего… Общество, если даже оно напало на след естественного закона своего развития, — а конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества, — не может ни перескочить через естественные фазы развития, ни отменить последние декретами.2.

Что мы видим на практике? В самых промышленно развитых странах протестное движение вынудило элиты пойти на компромисс. Диктатуры пролетариата не случилось. Более того, когда в странах третьего мира начали появляться промышленное производство и, соответственно, широкие массы промышленных рабочих (Япония, Южная Корея, Китай, Тайвань), там также не развилась диктатура пролетариата (в Китае развилась диктатура номенклатуры). Теория Маркса прямо пошла во вред социал-демократическому движению в XX веке в Европе, когда некоторые социал-демократы, по словам Карла Поппера, «покинули рабочих в беде. Они не знали, что делать. Они ждали обещанного самоуничтожения капитализма»3. Хорошо, что большинство социал-демократов всё же перестроились на демократические рельсы и смогли добиться значительных достижений.

Диктатуру пролетариата не стали ждать и пытались осуществить в СССР, но получилась диктатура номенклатуры. Следует признать, что два основополагающих тезиса марксизма на практике провалились.

Недосказанность термина «пролетарской революции»

Вопреки устоявшемуся и популяризованному в СССР мнению о том, что социалистические революции — «пролетарские» и их делает пролетариат, и теория, и практика социалистической революции разрабатывались и проводились в жизнь вовсе не пролетариями. Создатели марксизма Карл Маркс и Фридрих Энгельс не были рабочими. Это подтверждал и Владимир Ленин:

Учение же социализма выросло из тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией. Основатели современного научного социализма, Маркс и Энгельс, принадлежали и сами, по своему социальному положению, к буржуазной интеллигенции4.

Владимир Ленин

Не были пролетариями и основатели РСДРП. На I съезде партии, который её основал, «часть делегатов выступила против наименования партии рабочей. Мотивировалось это тем, что фактически в социал-демократические организации входит пока немного рабочих. Мнения разделились. Большинством пяти голосов «против» съезд утвердил название «Российская Социал-Демократическая Партия». Слово «рабочая» было включено в него уже после съезда, при составлении Манифеста, с согласия двух членов ЦК»5.

В дальнейшем, когда большевики превратились в «партию профессиональных революционеров» в соответствии с концепцией Владимира Ленина, революционная деятельность членов партии стала оплачиваться из партийной кассы (откуда большевики брали финансирование, будет отдельная статья), чтобы они не отвлекались на основную работу и могли посвятить всё свое время революции, как и задумывалось Лениным в работе «Что делать?». С этого момента ударное ядро партии большевиков стало по большей части состоять из интеллигенции – людей, получающих деньги за умственный труд.

Вдруг к рабочему являются интеллигенты… …и заявляют: «Твоя точка зрения – вовсе не твоего класса. Мы, интеллигенты, научим тебя твоему классовому интересу».

Не странно ли? Не только странно, но подозрительно…

…В самом деле: какая точка зрения у рабочего? Он хочет повысить свой заработок и улучшить условия труда. За это он готов вести борьбу, объединившись с другими рабочими. Так чем это не классовый интерес рабочего?

«Это тред-юнионизм, — стращают непонятным, но, видимо, ругательным словом интеллигенты, — Это предательство интересов рабочего класса!»

В чём же эти интересы, по словам явившихся интеллигентов? Оказывается, в том, чтобы к власти в государстве пришла руководимая ими, интеллигентами, партия. Позвольте, чей же классовый – или групповой – интерес эти интеллигенты стараются «привнести» в сознание рабочего: его или свой собственный?6

Михаил Восленский

Социалистическими революциями руководит левая интеллигенция (хотя осуществляется революция также союзными интеллигенции классами – так, Зимний в Петрограде и Кремль в Москве штурмовали рабочие и крестьяне, в качестве солдат и матросов). Левая интеллигенция может быть поддержана рабочими, крестьянами – разными угнетёнными классами – и может быть рекрутирована из разных классов, даже из буржуазии. Путём привнесения сознания, которого мы коснемся дальше в этой статье, когда будем говорить о материализме.

Может быть, в России был сформирован мощный рабочий класс, промышленный пролетариат, о котором говорил Карл Маркс, и Россия созрела для социалистической революции по канонам марксизма? По данным Всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 года, общая численность рабочих составляла около 3 млн человек7 при общей численности населения в 129 миллионов человек. Сельское население в 1908-1914 годах составляло 85% от общего в России8. Если мы будем проводить полномасштабное исследование, то увидим, что ни в руководстве партии большевиков, ни в населении страны пролетариат не играл ведущей роли, являясь вспомогательной и союзной силой. Поэтому разговоры о пролетарской революции или о том, что социал-демократическая партия должна быть пролетарской, ведут к тому, что практика на такой теории сегодня будет провальной. С объективной реальностью они не соотносятся.

Пролетарские революции происходили в слаборазвитых, а не передовых странах

По логике марксизма, социалистическая революция должна начаться в наиболее промышленно развитых странах — там, где пролетариат составляет значимую часть населения. Вот что писал по этому поводу Фридрих Энгельс:

Коммунистическая революция будет не только национальной, но произойдёт одновременно во всех цивилизованных странах, т. е., по крайней мере, в Англии, Америке, Франции и Германии. В каждой из этих стран она будет развиваться быстрее или медленнее, в зависимости от того, в какой из этих стран более развита промышленность, больше накоплено богатств и имеется более значительное количество производительных сил. Поэтому она осуществится медленнее и труднее всего в Германии, быстрее и легче всего в Англии. Она окажет также значительное влияние на остальные страны мира и совершенно изменит и чрезвычайно ускорит их прежний ход развития. Она есть всемирная революция и будет поэтому иметь всемирную арену9.

Фридрих Энгельс. Принципы коммунизма

Однако в реальности оказалось, что развитые страны обладают достаточным запасом прочности и капиталов, чтобы улучшать условия жизни большей части населения. В итоге революция по Марксу там не имеет шансов на успех. Как пишет исследователь Михаил Восленский:

Возникли и укрепились профсоюзы, защищающие экономические права трудящихся; было признано и осуществлено право на забастовку как средство борьбы за улучшение условий труда; безработные уже не были обречены на нищенство, а стали получать гарантированное пособие в размерах, обеспечивающих существование; трудящиеся получили возможность свободно менять своих хозяев-нанимателей и даже эмигрировать в другие страны. Все эти новшества отнюдь не создали идеального общества, но они, несомненно, ограничили эксплуатацию, способствовали значительному улучшению условий труда и повышению жизненного уровня трудящихся. Надо подчеркнуть, что это не результат гуманности капиталистов, а заслуга рабочего движения и в немалой степени – заслуга идей Маркса10.

Мы выше уже упоминали, что революцию делает не пролетариат, а различные классы под руководством части интеллигенции. Это подтверждается общественным строем тех стран, где социалистические революции свершились – большая часть этих стран были ещё не развитыми капиталистическими экономиками, а полуфеодальными. Подробно это рассмотрел тот же Михаил Восленский в книге «Номенклатура»:

В начале книги уже упоминался составленный Энгельсом перечень тех стран, где в соответствии с этой теорией должны были произойти в первую очередь пролетарские революции: Англия, США, Франция и – с некоторым запозданием – Германия.

А вот где в действительности произошли «пролетарские революции»: Россия, Монголия, Тану-Тува, Болгария, Югославия, Албания, Польша, Румыния, Венгрия, Чехословакия, Восточная Германия, Северный Вьетнам, Северная Корея, Китай, Куба, Южный Йемен, Южный Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Ангола, Эфиопия, Мозамбик, Гренада, Афганистан.

<…>

Выявляется любопытная закономерность: «пролетарские революции» произошли только в слаборазвитых странах. В Европе, за исключением Югославии и Албании, эти революции победили лишь в условиях прямого советского военного или политического вмешательства. В то же время в наиболее развитых странах капитализма, несмотря на полную свободу деятельности коммунистических партий и других групп, надрывно призывавших к «пролетарской революции», никаких революций не было.

Закономерность, следовательно, такова: чем выше уровень развития производительных сил, тем меньше шансов для «пролетарской революции». Это антимарксистская закономерность, однако она не перестаёт быть многократно проявляющейся и не знающей исключений закономерностью. Пролетарские революции в развитых странах, предсказанные Марксом, не происходят11.

Михаил Восленский

Интересно, что в развитых странах к власти стали приходить социал-демократы, а вовсе не коммунисты, что показывает, какое из двух движений действительно является прогрессивным. Бывший секретарь Иосифа Сталина Борис Бажанов, бежавший из СССР и поэтому имевший возможность свободно печататься, также быстро, задолго до своего побега, заметил несоответствие классовой природы социалистических революций с принципами марксизма:

Я стараюсь углубить свои познания в области марксистской теории. Что бросается в глаза, это то, что российская социальная революция произведена вопреки всем теориям и предсказаниям Маркса. И на «капиталистическом» Западе эти прогнозы полностью опровергнуты жизнью – вместо предсказанного жестокого обнищания пролетариата происходит постоянный и невиданный прежде подъем жизни трудящихся масс (я вспоминаю, что по знаменитой докладной записке маршала Бобана Людовику XIV в то время пятая часть населения Франции умирала от болезней, не от старости, а от голода; я сравниваю это с началом XX века и уровнем жизни рабочих на Западе). И уже никак не видел Маркс социальной революции в России, где 85% населения были мелкие собственники – крестьяне, а рабочих было – смешно сказать, немногим более 1% населения (в 1921 году население Сов. России в тогдашних пределах равнялось 134,2 миллиона; индустриальных рабочих было 1 миллион 400 тысяч; эти цифры взяты из официальной истории КПСС, том 4, стр. 8, год издания 1970)12.

Борис Бажанов

Один из важнейших принципов марксизма – прогноз на переход к диктатуре пролетариата в развитых странах – на практике оказался ошибкой.

Крайне низкая вероятность мировой революции

Поскольку в индустриальных странах пролетарской революции не произошло, из этого проистекает другая проблема. Получается, что социалистические революции происходят не вследствие развития экономики и повсеместного вытеснения новыми формами производств старых (как это было во время перехода от феодализма к капитализму), а в случае совпадения большого количества факторов — неграмотной политики государства, мощных революционных сил в стране и так далее (в будущем мы будем рассматривать отдельным материалом, в каких случаях происходят революции). Совпадения всех этих факторов сейчас непросто дождаться даже в одной стране, если же говорить о том, чтобы такая ситуация сложилась во всех странах в течение сравнительно небольшого времени, то шансы этого близки к нулевым.

Поэтому мировая революция оказалась практически неосуществимым процессом, и в итоге не состоялась. Предположим, что для этого требуется создать такие формы производства и владения собственностью, которые будут более конкурентоспособны, чем нынешние, но пока что они не созданы.

Государство не отмирает после социалистической революции

Из невозможности осуществления мировой революции вытекает ещё одна проблема – без этого государство в одной стране не сможет отмереть, как того предполагает марксизм. В окружении других государств (зачастую консервативных) оказывается нужным и своё государство, хотя бы как гарант от внешней угрозы.

Во всех примерах революций по Марксу мы увидели лишь обратное – усиление государства, со всеми вытекающими из этого минусами. Сталинизм и вовсе сделал одним из своих ключевых постулатов утверждение, что государство будет отмирать за счёт его максимального усиления.

В чём марксизм устарел

Не диктатура пролетариата, а диктатура номенклатуры

Как оказалось, мало запретить людям быть дворянами и буржуазией, чтобы перейти к обществу без эксплуатации. Классический марксизм, к сожалению, не рассматривает в качестве эксплуататорского класса номенклатуру – это приводит к тому, что тогда смысла в таком марксизме мало. Однако феномен номенклатуры настолько важен и настолько мало освещён, что мы посчитали необходимым написать целую серию статей о советской номенклатуре, где доказываем, что это класс не только такой же эксплуататорский, как капиталисты, но и менее нравственный и гораздо менее эффективный в качестве организатора производства. В целом произошло то, о чем предупреждал Михаил Бакунин:

Итак, с какой точки зрения ни смотри на этот вопрос, всё приходишь к тому же самому печальному результату: к управлению огромного большинства народных масс привилегированным меньшинством. Но это меньшинство, говорят марксисты, будет состоять из работников. Да, пожалуй, из бывших работников, но которые, лишь только сделаются правителями или представителями народа, перестанут быть работниками и станут смотреть на весь чернорабочий мир с высоты государственной, будут представлять уже не народ, а себя и свои притязания на управление народом. Кто может усомниться в этом, тот, совсем не знаком с природою человека13.

Михаил Бакунин

Более сложные формы владения и организации в производстве

Марксизм рассматривает классическую модель противостояния «капиталист – рабочий». Однако существует множество форм владения собственностью на средства производства, которые нарушают эту модель, делая её верной лишь частично, а частично – неверной. Например, рабочий может быть акционером компании, тогда ему идёт часть прибавочной стоимости. Или вместо капиталиста мы можем иметь множество мелких держателей акций. Иногда собственностью может владеть и государство, тогда в экономическую жизнь общества включается ещё один класс – номенклатура. Случаются и ситуации, когда наёмный работник сам использует наёмный труд – допустим, домашнюю работницу, либо личного помощника – и в таком случае становится непонятным, пролетарий ли он или буржуа.

Возьмите следующий случай. Какой-нибудь заводской мастер садится в поезд, который ведёт машинист, и едет посмотреть, как подвигается строительство дома, который возводит для него строительная контора. К какой из этих строго разграниченных категорий принадлежит этот мастер – к нанимателям или нанимаемым? Все это – сплошная чепуха14.

Герберт Уэллс - Россия во мгле

Сложные формы создаёт и глобализация. В мировых финансовых центрах может вообще не быть промышленного пролетариата. В общем, из-за того, что марксизм рассматривает лишь одну из моделей отношений, причём в чистом виде встречающуюся не так уж часто в современной экономике, эта теория является устаревшей. И невозможно создать теорию, которая бы уместила в одно простое противопоставление сущность современной эксплуатации. Профессор Кембрижского университета, лауреат премии Мюрдаля Ха-Джун Чанг подтверждает то, что формы владения и управления собственностью и бизнесом изменились по сравнению с XIX веком радикально:

Сегодня владельцы и управляющие большинства производственных компаний – это не физические лица, то есть корпорации. «Лицами» их можно назвать только в юридическом смысле. В свою очередь, они принадлежат к множеству людей, которые покупают их акции и совместно владеют ими. Но владение акциями не делает вас капиталистом в классическом смысле слова. Если вам принадлежит 300 из 300 миллионов акций Volkswagen, это не значит, что вы можете прилететь на завод, например, в Вольфсбурге, что в Германии, и начать давать указания «своим» работникам на «своей» фабрике относительно того, что касается одной миллионной части их рабочего времени. Владение предприятием и управление его деятельностью в крупных компаниях разделены.

В большинстве крупных корпораций сегодняшние владельцы несут за них ограниченную ответственность . В обществах с ограниченной ответственностью (ООО) или публичных акционерных обществах (ПАО), если в организации что-то пойдёт не так, акционеры потеряют только деньги, вложенные в их акции, и на этом всё закончится. Во времена Смита большинство владельцев компаний несли неограниченную ответственность, то есть, если дела шли плохо, им приходилось продавать своё личное имущество, чтобы выплатить долги, в противном случае они попадали в тюрьму15.

Неэффективность плановой экономики

Поскольку Карл Маркс и Фридрих Энгельс не составили конкретной экономической программы, ограничившись расплывчатыми формулировками вроде требований «обобществления», «огосударствления» средств производства, Иосиф Сталин, совершив переворот в Политбюро, воспринял их формулировки как необходимость национализации производств и формирования плановой экономики. Директор Института Глобализации и Социальных Движений Борис Кагарлицкий утверждает, что прямых указаний на этот счет классики не оставляли (хотя в работе Энгельса «Принципы коммунизма» написано о «руководстве промышленным производством по общественному плану», однако без особенной конкретики), но к плановой экономике подталкивает сама логика теории марксизма:

Строго говоря, про плановое хозяйство ни Маркс, ни даже Ленин до последних лет своей жизни не писали. Не существовало концепции планового хозяйства. Было лишь некое представление о том, что при социализме экономика, вырываясь из рыночной анархии, должна строиться по какому-то рациональному, организованному принципу. Из этой концепции рациональности, единой организации в интересах всего общества идея планирования вытекает имплицитно16.

В то же время на практике плановая экономика потерпела полный крах и обладает теми же недостатками, что и монополии, поскольку по факту является всеобщей государственной монополией. Мы описывали отдельным материалом неразрешимые проблемы плановой экономики – проблему минимизации планов, проблему «внедрения», проблему качества и так далее. Прогнозы же Маркса, который во втором томе «Капитала» предрекал для периода социализма и коммунизма «постоянное относительное перепроизводство»17, оказались для такой экономики неверными – она характеризовалась скорее постоянным кризисом недопроизводства.

Теория стоимости

Одним из наиболее сложных и шатких положений марксизма является трудовая теория стоимости. Её ахиллесова пята – возможность оценить стоимость лишь физического труда, и невозможность оценить стоимость интеллектуального и организаторского, что делает трудовую теорию стоимости неприменимой в экономике. Существует достаточно научных исследований с критикой этой теории, однако мы ограничимся простыми объяснениями несоответствий в ней, как, к примеру, критикой Михаила Восленского:

В самом деле: определяется ли стоимость товара только количеством затраченного на его производство общественно-необходимого рабочего времени, как утверждает эта теория? Вряд ли. Одна и та же шуба будет иметь совершенно различную стоимость в холодной Сибири и в жаркой Африке, хотя количество вложенного в неё общественно необходимого рабочего времени не изменяется от её транспортировки. Стоимость зависит не только от овеществленного в товаре труда, но, видимо, в ещё большей степени от спроса на товар в каждый данный момент. Это отлично поняли не стремящиеся в теоретические высоты буржуазные торговцы и устраивают знакомые западному читателю летние и зимние распродажи18.

Михаил Восленский

Ойген Бём-Баверк приводил в пример бутылку вина, которую мы ставим в подвал, и с каждым годом её стоимость растет19. А какой труд вкладывается в то, чтобы цена бутылки росла? Никакой. Антиквариат, брендовые вещи и многое другое также не вписываются в рамки трудовой теории стоимости. Эта теория также создаёт так называемую «проблему трансформации».

Уже упоминавшийся выше Борис Бажанов также выразил неприятие трудовой теории стоимости. Если вкратце, он обвиняет Адама Смита в том, что он применял к экономике не методы точных наук, а методологию немецкой идеалистической философии, из чего не могло возникнуть научного познания экономики. Возникло только то, что по Смиту, цена товаров, стоимость, определяется физическим трудом, затраченным на производство товара. Бажанов приводит примеры ещё прижизненной критики Адама Смита – случаи с машиной, производящей такую же работу, как и человек, с ценой алмаза, найденного без всякого труда на берегу моря, и так далее. Дальше Давид Рикардо сделал вывод, что капиталист платит рабочему неполную плату за произведённое рабочим, а часть утаивает (прибавочная стоимость), что дало возможность Карлу Марксу провозгласить, что каждый капиталист – вор и мошенник. В итоге, Борис Бажанов оценивает трудовую теорию стоимости так:

На первый взгляд даже странно, как эта галиматья может считаться чем-то научным. По ней только движения рук рабочего создают ценности, полезные вещи, товары и двигают экономику. А работа учёного, работа изобретателя, работа инженера-техника, работа организатора предприятия? Это – работа не руками, а головным мозгом. Она ничего не создаёт, не играет никакой роли? Но руки у людей были всегда, между тем гигантское развитие благосостояния обществ и масс было достигнуто только тогда, когда мозги учёных и техников нашли, как надо двигать руками, да и машинами, чтобы достигнуть неизмеримо лучших результатов. Между тем, по Марксу, если вы не двигаете руками, вы вор и паразит. Какая всё это жалкая чепуха. Как всё опрокинуто вверх ногами в этом вздоре, который претендует на научность20.

Борис Бажанов

Автор экономического бестселлера «Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными» Эрик Райнерт также отмечает, что теории марксистов и либертарианцев основаны на философских размышлениях Адама Смита и Давида Рикардо, что ведёт к многочисленным ошибкам.

Как коммунизм, так и либерализм (как Иосиф Сталин, так и Милтон Фридмен) ведут начало от теории Рикардо. Поэтому холодная война была гражданским конфликтом между двумя ветвями Рикардовой экономической науки, разделявшими несколько общих убеждений. В частности, в зрелой форме обе ветви не признавали ни важности технологий и предпринимательства, ни роли государства. При коммунизме, например, государство должно было «раствориться». Чтобы достичь мифического Рикардова равновесия, коммунизм просто заменил рынок огромным калькулятором… Как я уже говорил, оба полюса Рикардовой экономической науки развились в некое подобие религии, так что во время холодной войны экономическая наука, основанная на фактах (исторические школы в Европе и институциональная школа в США), была вытеснена и почти исчезла. Для Рикардовой экономической науки характерен приоритет формы над реальностью21.

Эрик Райнерт

Классический марксизм также оказывается нежизнеспособным после первых же шагов социалистической революции. Дело в том, что он объявляет использующего чужой труд (прислуги, охраны и так далее) эксплуататором, однако, когда марксисты приходят ко власти, встаёт довольно прозаичный вопрос о безопасности первых лиц государства, и они в любом случае становятся нанимателями, допустим, охраны (мы это видели на примере Октябрьской революции). Возникает несоответствие — марксист не может быть эксплуататором, а найм охраны жизненно необходим (это может и непременно будет использовано противниками в политической пропаганде). Выход из этого несоответствия логически напрашивается такой: скрыть сам факт наличия таких наёмных работников. Из этого логически вытекает сокрытие и всех остальных привилегий, которые будут расти ударными темпами.

Марксизм плодит догматиков

Марксизм возник благодаря тому, что социал-демократы ставили своей целью преодоление бесчеловечных, гнетущих условий жизни общества. Сегодня же многим марксистам это уже не важно — важно, чтобы исполнялись догматические формулы вроде «диктатуры пролетариата» или «социализма», а как при этом будут жить люди — дело десятое. Если таким догматикам показать реальные факты эксплуатации номенклатурой рабочего класса в СССР и присвоение ей прибавочной стоимости, они начнут рассказывать сказки из разряда «но частных заводов-то не было», и тем самым показывают – сами факты грабежа людей их не волнуют, им важны только формулы. Марксистское богословие любит с помощью надёрганных из Маркса и Ленина цитат объявлять, что в СССР не было эксплуатации, уводя спор от самой его сути в сторону «войны цитат», результатом которой может быть лишь ничья в силу противоречий, которые встречаются во всех писаниях или собраниях сочинений.

Эти догматики являются консерваторами, которые не способны критиковать опыт прошлого и предлагать что-либо новое, а потому представляют опасность для социал-демократического движения.

Уничтожение частной собственности бьёт по угнетённым

Мы писали подробную отдельную статью о том, почему при отсутствии гарантий прав частной собственности страдают в первую очередь непривилегированные народные массы, чьи собственность и имущество оказываются наименее защищёнными. Уничтожение частной собственности, которое называлось ключевым положением марксизма22, на деле никак не обеспечивает сокращение неравенства, что показывает история СССР и номенклатуры. Оно лишь даёт право новым элитам грабить народ ещё интенсивнее, чем прежние элиты, и в открытую отбирать имущество у масс (потому что собственность не защищена). Обязательно ознакомьтесь со статьёй по ссылке — там приведено множество практических подтверждений этому.

Материя не всегда первична

Карл Маркс сформулировал принципы исторического материализма, и, если цитировать самый известный из них прямо, «не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание»23. Фридрих Энгельс подтверждал его слова – по его мнению, для того, чтобы случился переворот в сознании масс, «нужен ещё более быстрый темп переворота в методах производства, больше машин, вытеснение большего числа рабочих, разорение большего числа крестьян и мелкой буржуазии»24. Однако уже даже Владимир Ленин, как практик, был не согласен с этими положениями марксизма:

Мы сказали, что социал-демократического сознания у рабочих и не могло быть. Оно могло быть привнесено только извне. История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т.е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т. п.25

Владимир Ленин

То есть, рабочий класс без привнесения сознания извне не выступает за революцию. По словам Ленина получалось, что сознание могло определять не только бытие, и Октябрьский переворот это доказал. Рабочий класс поддержал большевиков в России, а на Западе действовал именно так, как говорил Ленин, а не в соответствии с теорией Маркса. Сам же принцип того, что «не сознание определяет бытие, а наоборот», содержит ошибку в самом выборе вариантов. Реальность показывает, что как сознание может определять бытие, так и бытие может определять сознание – зависит от конкретного случая, обобщение же всех случаев представляет собой примитивное мышление вроде «все русские пьют много водки».

Маркс писал в условиях сильного политического брожения, из-за чего порой шёл по пути поспешных обобщений, которых трудно избежать, — это лишь подтверждает необходимость обосновывать теоретические рассуждения максимально полными данными исторических источников, чего Маркс не пытался делать в той мере, в которой мог бы26.

Тома Пикетти. Капитал в XXI веке

Классовый подход

– Вовочка, за что тебя выгнали из класса?
– Я классовый враг!

Советский анекдот

Сама классовая борьба, помимо того, что не является открытием Маркса – понятие не до конца доработанное, сырое. В Манифесте Коммунистической партии написано:

Наша эпоха, эпоха буржуазии, отличается, однако, тем, что она упростила классовые противоречия: общество всё более и более раскалывается на два большие враждебные лагеря, на два большие, стоящие друг против друга, класса — буржуазию и пролетариат27.

Однако, при всём таком обобщении, на сторону большевиков нередко переходили представители дворянства и буржуазии (некоторые крупные капиталисты их спонсировали), а рабочие и крестьяне нередко выступали против большевиков:

Разве классовая борьба в эпоху перехода от капитализма к социализму не состоит в том, чтобы охранять интересы рабочего класса от тех горсток, групп, слоёв рабочих, которые упорно держатся традиций (привычек) капитализма и продолжают смотреть на Советское государство по-прежнему: дать «ему» работы поменьше и похуже, — содрать с «него» денег побольше28.

Владимир Ленин - О характере наших газет

Это говорит о том, что принадлежность к общественному классу не гарантирует определенной политической цели. Что сам принцип такого обобщения, увязки классового разделения с политической позицией, необъективен. О чём может идти речь, если, например, значимая часть рабочего класса не хочет социализма, и зачастую борется с другой частью рабочего класса? Вполне реально признавать наличие за классом интересов, которые его представители могут не осознавать сами, однако это совершенно не означает наличия раскола в обществе по политическому признаку, и обязательно присущих всем членам класса политических взглядов.

Столь вульгарный подход в своё время привел к тому, что «среди некоторых советских юристов получила распространение «теория классового подхода к преступнику», следствием которой явились факты освобождения судами от наказания взяточников, мошенников и других преступников лишь на том основании, что они пролетарского происхождения. Это привело к расширению социальной базы участников «касты неприкасаемых» и закреплению системы их процессуальных иммунитетов не только в партийных директивах, но и в законодательстве»29.

Также при подборе руководящих должностей часто в первую очередь учитывались не профессиональные, а «политические признаки», что негативно сказывалось на качестве управленческих кадров.

Это означало примерно то, что, если бы на пост директора физического института претендовали беспартийный буржуазный спец Альберт Эйнштейн и братишка с Балтфлота партиец Ваня Хрюшкин, отдавать предпочтение надо было Ване30.

Михаил Восленский

Обобщения, которые не имеют отношения к научному, профессиональному подходу, и которые ещё были свойственны многим людям XIX века, к которым относился и Маркс, становятся причиной многих ошибок в его теории.

Вообще идея марксизма, как и классической школы экономики, из которой он во многом вышел, основывается на предположении, будто люди всегда действуют рационально и эгоистично (то есть буржуазия стремится к экономической выгоде для себя, и рабочие тоже, но на практике представители бизнеса часто принимают решения, которые идут во вред их бизнесу, а рабочие часто голосуют за политиков-популистов). Это представление было отброшено с появлением школы бихевиористов — к примеру, нобелевский лауреат Герберт Саймон строил свои идеи на концепции ограниченной рациональности. Он критиковал неоклассическую школу за предположение о том, что люди обладают неограниченными возможностями для обработки информации или «божественной» (или «олимпийской», как он сам её называл) рациональностью31. Он считал, что мы стараемся быть рациональными, но наша способность мыслить подобным образом слишком ограничена, особенно учитывая сложность мира. Поэтому большевикам, осознавшим это ещё до бихевиористов, и пришлось прибегнуть к концепции «привнесения сознания» — классы имеют свои интересы, но это никак не значит, что их представители в большинстве своём осознают эти интересы.

Всё ли в теории Маркса ошибочно?

Из этой статьи может сложиться впечатление, что марксизм оказался ошибочен полностью, однако мы должны также отметить, что многие из фундаментальных его положений являются актуальными и сегодня. Это, к примеру:

  • Описание Марксом кризисов перепроизводства;
  • Теория обнищания пролетариата (которая определённое время считалась опровергнутой, до выхода труда Тома Пикетти «Капитал в XXI веке») и всеобщий закон капиталистического накопления;
  • Теория первоначального капиталистического накопления;
  • Обусловленность идеологии классовыми интересами;
  • Марксистский феминизм;
  • Наличие эксплуатации и несправедливого присвоения части прибавочной стоимости.

Эти и, возможно, некоторые другие положения марксизма являются скорее общепризнанными, нежели ошибочными. Мы опускаем здесь философскую составляющую марксизма, так как философия не вписывается в рамки редполитики нашего журнала.

Итог

Часть трудов классиков марксизма представляет собой ценный вклад в историю развития социал-демократии, однако сегодня не может являться доктриной политического движения. К этой теории стоит относиться, скорее, как к трудам Жана-Жака Руссо или Максимилиана Робеспьера – оценивать с поправкой на современную ситуацию, а самые важные принципы политической теории и практики основывать на базе более актуальных научных исследований, как, например, труды Тома Пикетти. Проще говоря, мы убеждены в том, что сегодня следует использовать научную методологию, а не марксистскую.

Предыдущая
СтатьиКаким источникам можно верить?
Следующая
Современные социал-демократыСоциал-демократические ценности

Источники

  1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 28. — 767 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. — с. 424-427.
  2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 23. — 907 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1960. — с. 9-10.
  3. Карл Поппер. Открытое общество и его враги. Т. 2: Время лжепророков: Гегель, Маркс и другие оракулы. Пер. с англ. под ред. В. Н. Садовского. — 528 с. — М.: Феникс, Международный фонд «Культурная инициатива», 1992. — с. 170.
  4. В. И. Ленин. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Том 6 (январь — август 1902). — 619 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1963. — с. 30-31.
  5. История КПСС, т. 1. М., 1964, с. 262
  6. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное). — 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 52.
  7. Численность и состав рабочих в России на основании данных Первой всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 г. Том I. (под редакцией Н.А. Тройницкого) — [Санкт-Петербург]: паровая типо-лит. Н.Л. Ныркина , 1906. — с. 8.
  8. Россия 1913 год: статистико-документальный справочник (отв. ред. Корелин А. П.) // РАН. Ин-т Рос. истории. — 416 с. СПБ: Блиц, 1995. — с. 108.
  9. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 4. — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 334.
  10. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 273.
  11. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 596-597.
  12. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 114.
  13. М. А. Бакунин. Избранные сочинения. Том первый. Государственность и Анархия (с биографическим очерком В. Черкезова). — 320 с. — Петербург-Москва: книгоиздательство «Голос труда», 1919. — с. 294-295.
  14. Герберт Уэллс. Собрание сочинений в пятнадцати томах (под общей редакцией Ю. Кагарлицкого). Том 15. — 464 с. — М.: Изд-во «Правда», 1964. — с. 340.
  15. Ха-Джун Чанг. Как устроена экономика / Ха-Джун Чанг; пер. с англ. Е. Ивченко; [науч. ред. Э. Кондукова]. — 322 с. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2015. — с. 25-26.
  16. Олег Комолов. Эксперт об опыте и перспективах плановой экономики (интервью с Б.Ю. Кагарлицким) // Коммунисты столицы (comstol.info). 3 мая 2013 года, 02:08. [Электронный ресурс]. URL: http://comstol.info/2013/05/aktualnyj-kommentarij/6548 (дата обращения: 27.11.2019).
  17. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 24. — 648 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. — с. 532.
  18. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 199.
  19. О. Бём-Баверк — Избранные труды о ценности, проценте и капитале (Капитал и процент т. 1, Основы теории ценности хозяйственных благ) (171 стр.)
  20. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 115-116.
  21. Э.С. Райнерт. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными [Текст] / пер. с англ. Н. Автономовой; под ред. В. Автономова; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». 4-е изд. — 384 с. — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2016. — с. 61-64.
  22. К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 4. — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 438.
  23. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 13. — 771 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1959. — с. 7.
  24. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 38. — 644 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1965. — с. 51.
  25. В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Том 6 (январь-август 1902) — 619 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1963. — с. 30.
  26. Томас Пикетти. Капитал в XXI веке. — 592 с. — М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. — с. 28.
  27. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 4. — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 425.
  28. В. И. Ленин. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Том 37 (июль 1918-март 1919). — 747 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1969. — с. 90.
  29. А.Ю. Епихин, О.Б. Мозохин. ВЧК-ОГПУ в борьбе с коррупцией в годы новой экономической политики (1921-1928): Монография. — 528 с. — М.: Кучково поле; Гиперборея, 2007. — с. 22.
  30. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 91.
  31. Ха-Джун Чанг. Как устроена экономика / Ха-Джун Чанг; пер. с англ. Е. Ивченко; [науч. ред. Э. Кондукова]. — 322 с. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2015. — с. 110.

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Обсуждения

Редакция онлайн-журнала "Логика переворота" разрешает комментарии, потому что не боится дискуссии и стремится к наиболее объективному отображению информации. Мы призываем всех присоединиться к обсуждениям, высказывать своё мнение и конструктивную критику.

  1. Аристотель

    Извините, но нет.
    Статья внутренне противоречива и слаба на аргументы.
    К примеру, в конце вы пишете, что и сегодня актуально положение «Наличие эксплуатации и несправедливого присвоения части прибавочной стоимости», но при этом сходу отрицаете трудовую теорию стоимости. Эм. Тогда что за эксплуатация и часть прибавочной стоимости? Да и вообще, что за прибавочная стоимость?
    Маржинализм таки тоже весьма шаткая конструкция, сила которого в том, что он стал мейнстримом. Ну да, рыночные цены он может и неплохо объясняет. Но фишка в том, что трудовая теория стоимости вскрывает разницу сущностей цены и стоимости, и предлагает довольно разумный взгляд на возникновение последней.
    Да, сейчас исследования по ТТС не сильно популярны, но тем не менее имеются сильные исследования и в марксистской, и в неорикардианской традиции.
    Громкое заявление о неэффективности плановой экономики требует подтверждений. Да и что за плановая экономика? Почему напрочь игнорируются другие, несоветские варианты планирования — децентрализованное планирование в том или ином виде, квази-рынок и т.д.?
    Про более сложные формы владения — вообще смешно. Ясное дело, что всё усложняется, но прикол в том, что владение акциями не делает наёмного работника буржуа (пока он остаётся наёмным работником, т.е. не может жить на доход с этих акций) и ничего не меняет по существу. Зато доля наёмных работников в мире продолжает уверенно расти.

    • Авель Родионов

      Дорогой Аристотель, спасибо за комментарий.

      1) Где в статье указано, что трудовая теория стоимости неверна полностью? Этого не указано нигде. Вы занимаетесь подменой тезиса, приписывая нам эту точку зрения и споря с ней, а это нехорошо. Имеются ситуации, для которых ТТС верна. Мы лишь приводим ситуации, для которых она неверна или является неполной, а таких ситуаций немало. И поскольку таких ситуаций немало, классический марксизм оказывается недоработанной теорией, а значит нежизнеспособной. Это не означает, что нет эксплуатации и присвоения стоимости, произведённой чужим трудом. Это значит, что марксизм не смог обосновать это во всей полноте, и, как следствие, предложить грамотные решения. Вот здесь ваша логическая ошибка: «сходу отрицаете трудовую теорию стоимости». Этого вроде как нет нигде у нас. Если есть — так процитируйте.

      2) «Громкое заявление о неэффективности плановой экономики требует подтверждений.»

      Прочтите статью ещё раз, ссылка в ней есть. Если не сможете найти — вот она: https://logikaperevorota.com/ekonomika/pochemu-planovaya-neeffektivna.html

      3) «Про более сложные формы владения — вообще смешно. Ясное дело, что всё усложняется, но прикол в том, что владение акциями не делает наёмного работника буржуа (пока он остаётся наёмным работником, т.е. не может жить на доход с этих акций) и ничего не меняет по существу»

      То есть Путин — наёмный работник. Пролетарий. Надо бы остановить эксплуатацию этого угнетённого человека.

      Простой пример. Допустим, я продвигаю сайты в компьютерной компании в Москве. Я получаю 100 тысяч рублей в месяц. Я нанимаю человека из Донецка, чтобы он выполнял всю мою работу за 15 тысяч рублей в месяц, и ничего не делаю, только получаю 85 тысяч. По вашей логике и логике марксизма, я — самый настоящий пролетарий. Вот это, надо полагать, по-вашему не смешно, а очень серьёзно и научно.

      P.S. Давайте вы в следующем сообщении вместо рассуждений о том, кто там слаб на аргументы, а кто, с вашей субъективной точки зрения, силён, не будете строить из себя самого умного человека на планете, а попытаетесь вести дискуссию вместо полемики.

  2. Виктор

    Уважаемый автор! Упрощённо говоря, ваш обзор похож на атаку Чапая, только не реальную, а киношную. Коротко: по вопросу планирования изучите, пожалуйста, второй и третий том «Каитала», предварительно всё же усвойте теорию товарного производства (особенно переход продукта труда в товар), и всё остальное покажется Вам музыкой, как в математике при переходе к интегральному исчислению от усвоения (именно усвоения) в полном объёме его простых элементов, не забывая о том, что математика вся в целом лишь определённая форма описания действительности. Раз уж замахнулись на марксизм, то хоть изучите его серьёзно (important+ to be treated seriously), и покажите чем этот взгляд на мир следует заменить. Или Вы решили просто потренироваться? Спасибо.

    • Авель Родионов

      Уважаемый комментатор! В вашем комментарии не содержится аргументов, кроме демагогического микроприёма номер 2 «Ешь, молись, учи историю» (полный список обозначен здесь: https://logikaperevorota.com/propaganda/demagogicheskie-priemy.html). Использование вами демагогических приёмов говорит о том, что ваша цель — запутать читателя, обмануть его.

      Вы должны обозначить конкретно, что в статье неверно, и привести научные аргументы. В случае, если вы этого не сделаете, ваши комментарии будут удалены, потому что я не хочу тратить время своих читателей на демагогов, пытающихся их обмануть.

  3. Авель Родионов

    Эрик Райнерт также указывает на недостаточную функциональность ТТС:
    «По моему мнению, трудовая теория ценности куда лучше подходила для того, чтобы убедить промышленных рабочих XIX века выйти на улицы, чем для того, чтобы объяснять происхождение богатства и бедности в современном мире»

  4. Авель Родионов

    Про роль спроса и стоимость:
    «Неоклассическая школа подчеркивала роль спроса (производной от субъективной оценки продуктов покупателями) в определении стоимости товара. Классические экономисты считали, что стоимость продукта определяется факторами предложения, то есть затратами на его изготовление. Они измеряли рабочее время, необходимое для производства, — этот подход известен как трудовая теория стоимости. Неоклассическая экономическая теория подчеркивала, что стоимость (которую здесь назвали ценой) продукта также зависит от того, насколько продукт нужен потенциальным покупателям; тот факт, что нечто трудно производить, не означает, что данная вещь более ценная. Маршалл (Маршалл А. Принципы экономической науки. В 3 т. М. : Прогресс, 1993.) уточнил эту идею, утверждая, что условия спроса значат больше при определении цены в краткосрочной перспективе, когда предложение нельзя изменить, в то время как факторы предложения значат больше в долгосрочной перспективе, когда в производственные объекты можно сделать больше инвестиций (или вывести капитал) для получения большего (или меньшего) количества продуктов, спрос на которые вырос (или упал)».
    (с) Ха-Джун Чанг

  5. Авель Родионов

    По оценке Ха-Джун Чанга, теорию формаций Маркс взял у Адама Смита:
    «С точки зрения классической школы, особенно Адама Смита, производство находилось в центре экономической системы. Как мы видели в главе 2, Смита очень интересовал вопрос, как изменения в организации производства преобразовывают экономику. Согласно его представлению об истории, общества развиваются поэтапно, в соответствии с господствующей формой производства: охотой, скотоводством, сельским хозяйством и торговлей (эта идея получила дальнейшее развитие у Карла Маркса, о чем я расскажу позже)».

Больше статей – в разделе "База знаний"