Номенклатура — класс эксплуататоров

Номенклатура — класс эксплуататоров

Остатки пропагандистского аппарата КПСС продолжают с помощью демагогических приемов уверять, что "номенклатура - это не класс", и этим самым вполне оправдывают эксплуатацию современной российской номенклатурой большей части граждан, играя на руку нынешней власти. В данной статье давайте посмотрим, действительно ли это не общественный класс.

Когда начали появляться анекдоты о том, что «капитализм – это эксплуатация человека человеком, а социализм – наоборот», придворные советские марксисты получили задание придумать, почему в СССР нет эксплуатации, а номенклатура – не класс. Такое оправдание было придумано, оно заключалось в следующих постулатах:

  1. Господствующий класс является собственником производства, а собственность в СССР государственная, то есть общенародная;
  2. Частных собственников, то есть буржуазии, в СССР нет.

В подтверждение приводилась также цитата из Коммунистического манифеста: «Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы… централизовать все орудия производства в руках государства, т.е. пролетариата, организованного как господствующий класс1». Сегодня дедушки, воспитанные на методичках придворных марксистов, повторяют эти же самые заученные формулы.

Эта теория, прежде всего, дискредитирует сам марксизм. Потому что любой думающий человек скажет – если никакой эксплуатации нет, а номенклатура строит себе дворцы, содержит прислугу и ездит на лимузинах «Чайка», то зачем нам нужен такой марксизм?

Номенклатура - класс эксплуататоров
Особняк де Бура, в котором поселился первый секретарь ЦК АКП(б) Мир Джафар Багиров с семьей. А раз эксплуатации не было, то он содержал его на трудовые доходы

Итак, выдается за марксистское и упорно выдвигается утверждение: раз производительные силы принадлежат в СССР не частным владельцам, а государству, значит, в советском обществе нет эксплуататорского класса. А что, собственно, в этом утверждении марксистского? Ровно ничего. Считали ли Карл Маркс и Фридрих Энгельс, что о собственности можно говорить лишь тогда, когда владелец официально признан таковым в праве? Нет, они считали как раз обратное: собственность – это не бумажка с именем владельца и вообще не правовое понятие:

В частном праве существующие отношения собственности выражаются как результат всеобщей воли. Одно уже jus utendi et abutendi {— право употребления и злоупотребления, т. е. право распоряжаться вещью по своему произволу} свидетельствует, с одной стороны, о том, что частная собственность стала совершенно независимой от общности [Gemeinwesen], и с другой — об иллюзии, будто сама частная собственность основана исключительно на частной воле, на произвольном распоряжении вещью. На практике понятие abuti {— злоупотреблять} имеет очень определенные экономические границы для частного собственника, если он не хочет, чтобы его собственность, а значит и его jus abutendi {— право злоупотребления} перешли в другие руки; ибо вещь, рассматриваемая только в отношении к его воле, не есть вовсе вещь; она становится вещью, действительной собственностью, только в процессе общения и независимо от права2.

Карл Маркс, Фридрих Энгельс - Немецкая идеология

Собственником в марксизме является тот, кто распоряжается средствами производства и является выгодоприобретателем от их использования. Причем такой собственник может быть и коллективным. Следовательно, тот факт, что собственность не записана прямо за номенклатурой, с марксистской точки зрения вообще ничего не означает. Иначе условному Роману Абрамовичу достаточно было бы записать свои яхты на государство (сделав правильный откат другу из ФСБ), чтобы для сторонников опровергаемого нами тезиса он перестал быть эксплуататором.

Верно, Маркс пишет о противоречии между общественным характером производства и частным характером присвоения как об основном противоречии капитализма. Но разве под «частным» присвоением Маркс понимает лишь присвоение продуктов труда отдельным капиталистом? Если бы так, то для ликвидации противоречия достаточно было бы заменить разрозненных капиталистов их обществами – например, акционерными, и ни о какой революции не стоило бы и речи вести. Нет, под капиталистической собственностью на орудия и средства производства и на продукт труда Маркс понимает собственность «совокупного капиталиста», то есть всего класса капиталистов в целом.

Может, с марксистской точки зрения, капиталистическая собственность принимать форму групповой собственности? Безусловно. Все капиталистические компании, концерны, синдикаты, тресты олицетворяют именно такую форму. Существо производственного отношения не меняется, речь идет лишь о форме управления собственностью класса капиталистов.

Может, с марксистской точки зрения, форма управления капиталистической собственностью быть не просто групповой, а становиться государственной? Безусловно. В экономике многих капиталистических стран имеется значительный государственный сектор, но, по марксистской оценке, наличие такого сектора нисколько не меняет существа отношения собственности в этих странах: факта принадлежности орудий и средств производства классу капиталистов3.

Михаил Восленский

Собственность

В царской России была государственная алкогольная монополия4. Если бы царское правительство по примеру алкогольного рынка провело монополизацию остальных рынков, стало бы оно социалистическим? Нет, потому что вся прибыль присваивалась бы царским правительством (мы будем писать отдельную статью о том, что разделение между правыми и левыми лежит не в плоскости экономики, а в системе ценностей, и это один из ярких примеров, почему именно). В СССР заводы и фабрики принадлежали государству, и прибыль присваивалась номенклатурой.

Сразу давайте осадим некоторых «ортодоксальных» марксистов, утверждающих, что прибыли в СССР не было. Достаточно прочесть в стенографическом отчете XXV съезда КПСС доклад Алексея Косыгина, где он подсчитал, что «за годы девятой пятилетки было получено около 500 миллиардов рублей прибыли5».

Мы будем исходить из соображения, что право собственности – это неограниченное право владельца распоряжаться объектом собственности по своему усмотрению, включая передачу его другому владельцу или уничтожение. Могли ли распоряжаться заводами рабочие в СССР? Плотина ДнепроГЭС – легендарного Днепростроя 30-х годов – и многие промышленные предприятия были взорваны при отступлении советских войск во Вторую Мировую по решению номенклатуры6, при этом обрекавшиеся таким образом на безработицу и голод рабочие не могли высказывать протест. Только номенклатура могла уничтожать средства производства, рабочие за это жестоко карались статьей за «вредительство». Могли ли колхозники даже единогласным решением ликвидировать свой колхоз, продать или уничтожить колхозное имущество, средства производства и созданные ими продукты? Нет, не могли, и подобная инициатива была бы наказуема. Даже во время голода забить колхозный скот они не могли. Вся земля была передана колхозу государством в бесплатное и бессрочное пользование, но произвести внутри этого массива прирезку земли в пользу приусадебных участков колхозное собрание также не могло. Кто же мог, кому принадлежала реальная собственность?

Всем ясно, что колхозное имущество – не бесхозное, кому-то оно принадлежит. Но ни государство, ни «общественные организации» своим его не признают. Кто же владелец?

Представителя этого владельца укажет каждый, кто бывал в советской деревне: райком партии. Уполномоченный райкома в колхозе – председатель. «Выбирает» председателя общее собрание колхозников, а направляет его в колхоз райком. Председатели колхозов – номенклатура райкомов партии.

Вот райком действительно может распоряжаться колхозно-кооперативной собственностью, в противоположность самим кооператорам-колхозникам. Во время войны по решениям райкомов уничтожался или угонялся колхозный скот и сжигались колхозные амбары перед наступавшими немцами. По решениям райкомов перекраивали, укрупняли и разукрупняли колхозы. Однако и райком – не владелец, а лишь полномочный представитель владельца колхозно-кооперативной собственности, и действует он под контролем обкома партии7.

Михаил Восленский

Прибавочная стоимость

Второй момент, с которым мы должны разобраться после понятия собственности — это наличие прибавочной стоимости в СССР. Когда советские марксисты говорили, что при социализме нет прибавочной стоимости, они вступали в противоречие не только со здравым смыслом, но даже и с Владимиром Лениным. Он признавал, что при социализме «прибавочный продукт идет не классу собственников, а всем трудящимся и только им8». Прибавочная стоимость была при советском способе производства, как и в любом обществе, в котором существует управление производством и разделение труда.

Номенклатуре очень не хочется обнаруживать у себя заклейменную марксистским учением категорию прибавочной стоимости – синоним эксплуатации трудящихся.

<…>

Марксов «необходимый труд» переименовали применительно к социалистическому обществу в «работу на себя», а «прибавочный труд» (создающий прибавочную стоимость) – в «работу на общество». Но незатейливый словесный маскарад не меняет сути дела. Остается факт: трудящиеся при реальном социализме производят прибавочную стоимость9.

Михаил Восленский

Мы можем дополнить Михаила Восленского и даже сказать, кто точно переименовал «прибавочную стоимость», когда именно и при каких обстоятельствах. Это произошло в ходе беседы Иосифа Сталина с коллективом авторов учебника «Политическая экономия» 15 февраля 1952 года:

Вопрос (А.А. Аракелян): Как назвать те части национального дохода СССР, которые носили названия: «необходимый продукт» и «прибавочный продукт»?

Ответ: Понятие «необходимый и прибавочный труд», «необходимый и прибавочный продукт» не годятся для нашей экономики. Разве то, что идет на просвещение, на оборону не есть необходимый продукт? Разве рабочий в этом не заинтересован? В социалистической экономике надо было бы различать, примерно, так: труд для себя и труд для общества. Тому, что раньше называлось в отношении социалистического хозяйства необходимым трудом, соответствует труд для себя, а тому, что раньше называлось прибавочным трудом, труд для общества10.

То есть это переименование состоялось не как результат научного исследования, а как результат личного желания Иосифа Сталина, поэтому с научной точки зрения признано быть не может. Если прибавочная стоимость есть, то куда она шла в СССР? Рабочим? Нет, в Советском Союзе она шла в государственный бюджет (то есть происходило присвоение, а следовательно – эксплуатация). Государство же находилось под контролем номенклатуры, которая и являлась конечным получателем прибавочной стоимости.

Номенклатурщики не смогут скрыть: каждый из них получает лично свою долю изымаемой прибавочной стоимости. Вслед за коллективным изъятием прибавочной стоимости происходит ее индивидуальное присвоение. Откуда иначе берется высокая зарплата номенклатурщика, на какие деньги построены и содержатся предоставляемые ему дача и квартира, на какие средства приобретены его путевки в цековский санаторий и служебная автомашина, из какого рога изобилия льется его кремлевский паек?

Так как прибавочная стоимость поступает сначала в общий котел номенклатурного государства и черпается потом оттуда, невозможно установить, каких именно трудящихся эксплуатирует какой номенклатурщик. Но невозможность назвать их поименно нисколько не меняет того факта, что номенклатурщик их эксплуатирует, присваивая производимую ими прибавочную стоимость11.

Михаил Восленский

Присвоение происходит в том числе в виде повышенных расходов государственного бюджета на работу партийных органов и их аппарата, на огромную машину органов госбезопасности, на Вооруженные Силы и военные отрасли промышленности, на органы и войска МВД, прокуратуру, на идеологию и так далее.

Увеличение прибавочной стоимости

Люди, которые разбираются в марксистской политэкономии (к таковым относились и советские руководители), знают о наличии двух способов увеличить получаемую в процессе производства прибавочную стоимость. Это:

  1. Удлинить абсолютно рабочее время или повысить интенсивность труда («абсолютная прибавочная стоимость»);
  2. Сократить необходимое рабочее время («относительная прибавочная стоимость»).

Оба способа использовались номенклатурой в СССР после сталинского государственного переворота.

Стало прибавляться количество рабочих дней: вместо пятидневки (4 рабочих дня и 1 выходной) была введена шестидневка, а в 1940 году – семидневная рабочая неделя с восьмичасовым рабочим днем, 48 часов. Обещанные после революции месячные отпуска сократились до 12 рабочих дней. Убавилось количество праздничных дней: сначала были отменены религиозные праздники – Пасха и Рождество, потом взялись за вычеркивание революционных праздников; рабочими днями стали 22 января – годовщина «Кровавого воскресенья» 1905 года (впоследствии к нему присоединилось 21 января – годовщина смерти Ленина), 18 марта – День Парижской коммуны; перестали праздновать годовщину Февральской революции 1917 года, Международный юношеский день… Быстро сокращенное таким образом число нерабочих дней в СССР дополнительно урезывалось организацией субботников и воскресников – дней неоплачиваемой работы12.

Михаил Восленский

При Сталине даже были введены уголовная ответственность за опоздание на работу и за прогулы. Интенсификация труда же достигалась за счет системы «Научной Организации Труда» (НОТ), а также движений ударников, стахановцев, бригад коммунистического труда, целью создания которых было навязать трудящимся более высокие нормы, которые вместе с тем выглядели бы как реальные нормы, действительно выполняемые и даже перевыполняемые тружениками-передовиками.

Само по себе повышение производительности – это не обязательно порок, если оно получает реальную поддержку в обществе, а государство проводит политику справедливого разделения общественных богатств. Однако в СССР справедливого разделения не было, как мы рассмотрели в статье о привилегиях номенклатуры. Как следствие, и поддержка в обществе вскоре сошла на нет.

Косвенные налоги

Косвенные налоги – это, как известно, налоги, взимаемые в виде надбавки к цене товара. То есть помимо тех налогов, которые мы регулярно уплачиваем в налоговой, мы еще платим дополнительные при покупке каждого товара. Уже упоминавшийся Ленин относился к таким налогам крайне негативно:

Чем богаче человек, тем меньше он платит из своих доходов косвенного налога. Поэтому косвенные налоги – самые несправедливые. Косвенные налоги, это – налоги на бедных13.

Владимир Ленин

Именно такой налог и был введен номенклатурой в СССР под названием «налог с оборота». Взимается он тоже якобы из социалистического хозяйства. Сбивчивые разъяснения советской экономической науки, что налог с оборота – собственно не налог вовсе, так как не влечет за собой перехода из одной формы собственности в другую, старательно обходят вопрос: кто же все-таки платит этот налог?

Между тем ответ на такой вопрос очевиден. Налог с оборота включается в отпускную цену товаров, именно он и составляет ее отличие от производственной цены. Как только товар отпущен торговым организациям, предприятие перечисляет государству из полученных за товар денег налог с оборота. Правила здесь строгие: перевод налога с отпущенного товара производится немедленно по получении счета или ежедневно (на 3-й день после отпуска товара). Небольшим предприятиям разрешено производить перевод налога с оборота один раз в 10 дней (3, 13 и 23 числа каждого месяца). Лишь совсем маленьким мастерским, производящим так мало, что причитающийся с них налог с оборота не превышает 1 000 рублей в месяц, разрешен ежемесячной перевод налога (23 числа). Таким образом, номенклатура без задержки получает произведенную прибавочную стоимость.

Между тем торговая сеть передает налог с оборота в розничную цену товара. Тут-то и обнаруживается, наконец, подлинный плательщик этого налога – покупатель.

А кто покупатель? Поскольку налог с оборота введен главным образом в производство потребительских товаров, покупатель – советское население. На него и взваливается номенклатурой этот косвенный налог, ханжески замаскированный под «государственный доход из социалистического хозяйства».

Ставки налога с оборота, разумеется, держатся в секрете. Но некоторое представление об их величине можно составить по цифрам, проскочившим в советскую печать в последние хрущевские годы, когда несколько ослабла бдительность цензуры.
Налог, то есть тем самым наценка, составляет от 50 до 75% отпускной цены на следующие потребительские товары: автомашины, бензин, керосин, велосипеды (для взрослых), фотоаппараты, пишущие машинки, авторучки, текстиль, спички, нитки и другие; от 33 до 66% – на швейные машины, иголки, металлическую посуду, алюминиевые столовые приборы, обои, резиновые изделия, лампочки, электропровода, писчую бумагу, цемент; 50 – на муку, 55 – на сахар, 70 – на растительное масло, 72 – на кожаную обувь, до 77% – на искусственный шелк1415.

Михаил Восленский

Женский труд

В главном советском учебнике по политической экономии было написано:

Стоимость рабочей силы определяется стоимостью средств существования, необходимых для рабочего и его семьи. Поэтому, когда в производство вовлекаются жена и дети рабочего, заработная плата рабочего снижается, теперь вся семья получает примерно столько же, сколько раньше получал только глава семьи. Тем самым еще больше усиливается эксплуатация рабочего, класса в целом16.

В Советском Союзе именно это и было реализовано.

В условиях гласности в СССР стали говорить о «границе бедности». Считается, что эта граница – 75-78 рублей в месяц на одного человека. Средний статистический рабочий или служащий в СССР, отдав из своей зарплаты в 257 рублей подоходный налог 13% и заплатив членский взнос в профсоюз, принесет домой 220 рублей, то есть по 55 рублей в месяц на каждого члена своей среднестатистической семьи. Это намного ниже черты бедности. Так чисто статистически мы убеждаемся, что женщины в СССР не могут не работать. И они работают17.

Михаил Восленский

Статистика подтверждала слова Восленского: женщины составляли в 1987 году 53,1% населения18 в СССР и 51% трудящихся19. Не работали по установленной при Иосифе Сталине традиции жены офицеров, генералов и академиков, а также во все возраставшем количестве жены различных других номенклатурных чинов.

Понятие фактической заработной платы

Анализируя эксплуатацию при капитализме, Маркс не сталкивался с отсутствующей при этом строе проблемой кризиса недопроизводства. Поэтому он не мог обнаружить ту дополнительную возможность эксплуатации, которую такой кризис предоставляет хозяевам. Рожденной до возникновения СССР экономической науке и статистике известны две категории заработной платы: номинальная и реальная. Последняя зависит от цен на товары и рассматривается как величина «корзинки» с потребительскими товарами, которую можно приобрести на остающуюся после вычетов зарплату. А как быть, если зарплата есть, товаров же нет? Такой случай западной наукой не предусмотрен. Между тем он был повсеместно распространен в СССР при хроническом недопроизводстве и примате тяжелой индустрии. Восленский вводит для описания этого случая понятие «фактической заработной платы»:

Фактическая заработная плата, в отличие от реальной, представляет собой не арифметически исчисленную, а фактически получаемую трудящимся на его зарплату массу потребительских товаров и услуг.

Реальная зарплата является, следовательно, лишь идеальным случаем фактической зарплаты, когда вся получаемая работником сумма может фактически использоваться для приобретения нужных ему товаров и услуг. При реальном социализме такое положение существует прежде всего для номенклатуры, которая имеет право пользоваться особыми магазинами, столовыми и спецбуфетами.

К чему все это говорится? К тому, что раз при реальном социализме реальная заработная плата заменяется для трудящегося фактической, заметно повышается уровень эксплуатации. Ведь если государство-монополист предоставляет работнику меньше потребных ему товаров и услуг, чем по установленным ценам он должен был бы получать на свою зарплату, оно тем самым снижает его заработок.

Разница между реальной и фактической заработной платой – открытый номенклатурой дополнительный источник получения прибавочной стоимости.

<…>

Разница между реальной и фактической заработной платой советских трудящихся явственно отразилась в солидной сумме денежных сбережений населения СССР. Советская пропаганда представляет ее как свидетельство материального благосостояния народа. Но это неверно. В условиях нормального обеспечения населения товарами и услугами 257 рублей в месяц не содержат остатка для сбережений. Сбережения трудящихся делаются за счет разницы между зарплатой реальной и зарплатой фактической. Не благосостояние, а эксплуатация советских трудящихся стоит за массой скапливающихся денежных знаков, сдаваемых все тому же государству в сберкассы при весьма низком процентном начислении (на Западе вкладчику сберкассы и банка выплачивается более высокий процент, чем в СССР). В сфере получения прибавочной стоимости систематическое недопроизводство товаров народного потребления гарантирует выгодный номенклатуре разрыв между фактической и реальной заработной платой20.

Михаил Восленский

Другие способы эксплуатации

Номенклатура придумывала и другие способы выкачать у рабочих и служащих дополнительные средства. Это, к примеру, профсоюзные и комсомольские взносы, всяческие хитро придуманные налоги вроде налога на бездетность. Также в различное время – в первый раз при Сталине – трудящиеся принуждались ежегодно приобретать облигации государственных займов, причем зачастую на сумму, равнявшуюся заработной плате за месяц.

Номенклатура - класс эксплуататоров

Выводы

Польские социал-демократы Яцек Куронь и Кароль Модзелевский подсчитали, что в Польше в начале 60-х годов промышленный рабочий отдавал одну треть своего рабочего времени созданию необходимого и две трети – прибавочного продукта21, и это без учета понятия фактической заработной платы. Мало причин считать, что в Советском Союзе ситуация радикально различалась. Учитывая все вышеизложенное, номенклатура является эксплуататором не в меньшей степени, чем крупный капитал, и социал-демократы обязаны вести борьбу и с теми, и с другими.

Предыдущая
НоменклатураПривилегии советской номенклатуры
Следующая
Легендариум сталинистов"Привилегии номенклатуры не наследуются"

Источники

  1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 4. — 615 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 446.
  2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Издание второе. Том 3. — 629 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. — с. 64.
  3. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 187.
  4. Занозина, Е. А. Государственно-правовое регулирование питейной деятельности в России с IX по XX вв.(историко-правовой аспект). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, 2008
  5. КПСС. Съезд, 25-й. Стенографический отчет. 24 февраля — 5 марта 1976 г. [В 3-х т.]. Т. 2. — 598 с. — М.: Политиздат, 1976. — с. 26.
  6. Г.А. Куманев. Говорят сталинские наркомы. — 632 с. — Смоленск: Русич, 2005. — с. 139-140.
  7. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 192.
  8. Ленинский сборник XI / под редакцией Н.И. Бухарина, В.М. Молотова, М.А. Савельева. — М.-Л., MCMXXIX. — с. 382.
  9. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 202-203.
  10. Запись беседы И.В. Сталина с коллективом авторов учебника «Политическая экономия» // Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945-1953 / Составители О.В. Хлевнюк, Й. Горлицкий, Л.П. Кошелева, А.И. Минюк, М.Ю. Прозуменщиков, Л.А. Роговая, С.В. Сомонова — 656 с. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2002. — с. 360-361.
  11. М. Восленский, «Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза», М. 1991
  12. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 239.
  13. В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Том 7 (Сентябрь 1902 — сентябрь 1903). — 622 с. — М.: Издательство политической литературы, 1967. — с. 172.
  14. См. А. Смирнов. Экономическое содержание налога с оборота. М., 1963
  15. М. Восленский: Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 269-270
  16. Политическая экономия. Учебник. — 638 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1954. — с. 128.
  17. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 250-251.
  18. Народное хозяйство СССР в 1987 г.: Стат. ежегодник/Госкомстат СССР. — 736 с. — М.: Финансы и статистика, 1988. — с. 347.
  19. Там же, с. 368.
  20. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 260-262.
  21. J. Kuron, К. Modzelewski. Op. cit., S. 22.

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Обсуждения

Редакция онлайн-журнала "Логика переворота" разрешает комментарии, потому что не боится дискуссии и стремится к наиболее объективному отображению информации. Мы призываем всех присоединиться к обсуждениям, высказывать своё мнение и конструктивную критику.

  1. Сергей Нечаев

    Авель, при всём уважении к вашей точке зрения, на мой взгляд, главное Вы дрказать не сумели, а именно: что львиная доля прибавочного продукта тратилась на содержание советской бюрократии и её привилегий, а не шла, например, на производство космической техники или на строительство жилья, бесплатную медицину или образование, строительство пионерских лагерей и т.п . Для того, чтобы доказать, что львиная доля прибавочного продукта шла на оплату привилегий бюрократии нужно было показать на цифрах какие суммы ежегодно тратились на содержание райкомов/обкомов, дач, машин, квартир, спецраспределителей, спецбольниц, выплачивались в качестве зар.плат, и шли на оплату отдыха для парт.номенклатуры, и т.д. , и т.п.
    А пока таких цифр нет, то любой сталинист, откопав в каком-нибудь журнале ту или иную цифру, тут же объявит, что вот, мол, смотрите, 99% шло в общественные фонды потребления. И, более того, в их пользу будет играть то утверждение, что ни в одной стране мира управление делами государства не осуществляется без некого аппарата, который управляет, собирает налоги, составляет планы развития, работает над законопроектами, и везде труд этого управленческого аппарата так или иначе оплачивается, и надо сказать, оплачивается хорошо. А типа в ссср и аппарат был незначительным и привилегии не шли ни в какое сравнение ни с буржуазным аппаратом управления, ни тем более с прибылью класса капиталистов.
    Олним словом, пока мы (я имею в виду, оппонентов сталинизма) не сможем показать на цифрах какая доля бюджета в ссср уходила на содержание номенклатуры, мы не сможем особо никому ничего доказать в этом вопросе.

    • Авель Родионов

      Спасибо за комментарий. Отвечу по пунктам, чтобы структурировать мысль:
      1) Если у вас есть цифры с конкретными затратами на содержание номенклатуры в те годы — предоставьте, мы включим в статью вне зависимости от того, подтверждают ли они высказанное в ней мнение или опровергают. Однако я боюсь, что такие цифры не являются открытыми. В статье о привилегиях номенклатуры я писал, что даже большая часть информации, связанной с сетью магазинов «Березка», является засекреченной и сегодня. К сожалению, никто из редакции не состоит в руководстве ФСБ, чтобы предоставить обществу эти данные.
      2) По этой же причине никакой сталинист не откопает нигде достоверных данных, опровергающих статью.
      3) Если вас интересует сравнение численности аппаратов управления, проведите исследование, мы его добавим. В основной статье о номенклатуре были приведены цифры Михаила Восленского, насчитавшего около 3 миллионов человек. На наш взгляд, очевидно, что в незначительности такое число не заподозришь.
      4) Не важно, львиная или не львиная часть тратилась. Это уже перевод дискуссии в сторону демагогии. Мы должны моментально распознавать это. Важно признать сам факт наличия эксплуатации и привилегий, а он доказан в этой статье.
      5) «Логика переворота» не высказывается за мгновенную ликвидацию номенклатуры и эксплуатации. Журнал высказывается за поэтапное сокращение эксплуатации до максимально низкого. Получится или не получится полная ликвидация — мы узнаем в процессе. Немедленно же можно требовать ликвидацию привилегий номенклатуры, сокращение этого класса и общественный контроль над ним. Поэтому утверждение, которое вы привели, не опровергает высказанное в статье.

      Итог: сам факт наличия прибавочной стоимости — доказан. Сам факт присвоения прибавочной стоимости — доказан. Сам факт неравного распределения в пользу номенклатуры — доказан. Тут доказывать больше нечего.

  2. ivan petrov

    несчитаете ли, что вводить класс «номенклатуры» избыточно? Бунтуев в своем подробном анализе пришел к выводу, что » Так называемые «госкаповцы» не замечают частных капиталов и владельцев этих капиталов, т.е. буржуазию, в экономике СССР, они видят лишь совокупного капиталиста в лице государства. За выражением «совокупный капиталист» теряется тот факт, что господствующий класс в СССР состоял из ЧАСТНЫХ собственников, которые владели ЧАСТНЫМИ капиталами (крупными денежными суммами, вкладами в банк, облигациями и пр.). Ополчаясь против государства как коллективного капиталиста, не видя, как и сталинисты, троцкисты, анархисты и пр., в экономике СССР монополистической буржуазии, замечая лишь «номенклатуру», «бюрократию» и т.п., «госкаповцы» по ряду вопросов подчас почти ничем не отличаются от троцкистов и представляют собой здесь течение, близкое к анархизму»»https://proza.ru/2010/01/13/1493

    • Авель Родионов

      Добрый день! По нашему мнению, Михаил Восленский является достаточно крупным исследователем, чтобы вводить новый термин.

      Кстати про частную собственность у нас вышла новая статья. Там мы приводим определения частной собственности как негосударственной. Юридически собственность номенклатуры — государственная, в этом одно из её отличий от буржуазии. В целом Восленский давно уже ввёл термин «номенклатура» и довольно авторитетно обосновал его. Мы тут просто пользуемся его определением.

  3. Филипп Арифулов

    Неплохой комментарий к книге Восленского.

  4. Авель Родионов

    Немного из Маркса и Энгельса про государственную собственность:

    «превращение в государственную собственность не уничтожают капиталистического характера производительных сил. Относительно акционерных обществ и трестов это совершенно очевидно. А современное государство опять-таки есть лишь организация, которую создаёт себе буржуазное общество для охраны общих внешних условий капиталистического способа производства от посягательств как рабочих, так и отдельных капиталистов. Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист»

    «Но в последнее время, с тех пор как Бисмарк бросился на путь огосударствления, появился особого рода фальшивый социализм, выродившийся местами в своеобразный вид добровольного лакейства, объявляющий без околичностей социалистическим всякое огосударствление, даже бисмарковское. Если государственная табачная монополия есть социализм, то Наполеон и Меттерних несомненно должны быть занесены в число основателей социализма. Когда бельгийское государство, из самых обыденных политических и финансовых соображений, само взялось за постройку главных железных дорог; когда Бисмарк без малейшей экономической необходимости превратил в государственную собственность главнейшие прусские железнодорожные линии просто ради удобства приспособления и использования их в случае войны, для того чтобы вышколить железнодорожных чиновников и сделать из них послушно вотирующее за правительство стадо, а главным образом для того, чтобы иметь новый, независимый от парламента источник дохода, — то всё это ни в коем случае не было шагом к социализму, ни прямым, ни косвенным, ни сознательным, ни бессознательным. Иначе должны быть признаны социалистическими учреждениями королевская Seehandlung 38, королевская фарфоровая мануфактура и даже ротные швальни в армии, или даже всерьёз предложенное при Фридрихе-Вильгельме III в тридцатых годах каким-то умником огосударствление… домов терпимости»

Больше статей – в разделе "База знаний"