Популизм или принципы?

Популизм или принципы?

В этой статье "Логика переворота" пытается понять, стоит ли при формировании теории и идеологии руководствоваться принципами, основанными на исследованиях и ценностях, или же нужно ориентироваться на мнение масс, даже если оно объективно противоречит их же интересам (что случается не так уж редко).

Довольно неожиданно серьёзной проблемой российских левых становится вопрос о том, стоит ли использовать инструменты консерваторов, стоит ли не вести открытую борьбу с ними. Речь, к примеру, о таких консервативных ценностях, как патриотизм и религия, в противовес космополитизму и атеизму.

Некоторые социал-демократы считают, что не следует вести антипатриотическое и антирелигиозное просвещение, потому что это может вызвать отторжение широких масс; часть левых предлагает даже использовать, к примеру, свою версию патриотизма1, чтобы легче получить поддержку в массах. По сути, это политика популизма. Ведь, по одному из определений Dictionary.com, популизм — это те политические практики, которые апеллируют не к какой-либо целостной идеологии, а к мнению «простых людей»2. Похожее определение мы видим и в Кембриджском словаре3 и в словаре Ожегова4. Большая российская энциклопедия говорит, что популизм – это «политическая практика и связанный с ней стиль риторики, рассчитанные на быстрое завоевание популярности и поддержки масс»5. То есть, если мы выстраиваем наши требования в соответствии с мнением (важно! – не интересами; об этом далее) «простых масс», которые находятся под влиянием машины пропаганды, то это популизм. И, соответственно, если кто-то говорит, что социал-демократы должны высказывать не ту точку зрения, которая наиболее аргументирована, а ту, которая понравится широким массам – это предложение использовать популизм. Как могут развиваться события в случае использования популизма?

Переменчивость общественного мнения

Итак, у нас есть вопрос – следует придерживаться той точки зрения, которая популярна, или той точки зрения, которая является наиболее аргументированной? Прежде всего заметим, что популярность — явление динамическое. Как сообщают «Ведомости» со ссылкой на директора «Левада-центра» Льва Гудкова, «в 90-е у россиян преобладало однозначно негативное отношение к Сталину»6. А уже в 2019 году уровень уровень одобрения Сталина достиг 70%7. Согласно переписи 1897 года, одних только православных, католиков, мусульман и иудеев (не считая другие верования) в Российской империи насчитывалось почти 94%8. В 1970-1980-х годах, как сообщает доктор исторических наук Любовь Сосковец, «большинство отечественных социологов религии называли в своих исследованиях умеренные цифры верующих в стране – 15-20%»9. И, наконец, по данным РИА Новости, которое ссылается на Pew Research Center, в 1991 году православных в России было 37%, а в 2017 году – уже 71%10. То есть мы видим, что общественное мнение по многим вопросам часто «скачет» из стороны в сторону, то есть массы своего мнения не имеют. И вот на это мнение, которого не существует, сторонники использования популизма собираются делать ставку.

Популизм или принципы?
Сегодня люди с уважением смотрят на памятник, завтра — с наслаждением на то, как его сносят

Делая ставку на популизм, придётся менять свое мнение вместе с большинством, что в конечном итоге приведёт к репутации «политических проституток» и «продажных политиков», не имеющих собственных принципов. Популизм, таким образом, нацелен на краткосрочную пользу (которой он не добьётся без хорошего финансирования), но в долгосрочной перспективе проигрывает. Если же мы вычислим путём сбора аргументов и данных ту точку зрения, которая лучше всего отвечает нашим ценностям (выберем одну из следующих: патриотизм, национализм, интернационализм, космополитизм и так далее), и будем чётко за неё держаться — при условии правильного построения работы мы каждый раз будем получать усиление на волне очередной смены популярной точки зрения (а не падение репутации).

Возможно, во время Галилея было выгоднее держаться геоцентрической точки зрения, но в конечном итоге победила точка зрения Галилея, поскольку она просто более аргументированная. Нужно искать не сиюминутную выгоду, а истину.

Как отмечает доктор юридических наук Александр Малько:

Безнравственность популизма заключается в том, что он манипулирует доверием людей, деформирует его. В истории человечества необходимость объединения усилий, в том числе и в осуществлении конкретного политического курса, всегда вызывала потребность во взаимных обязательствах (политиков, правителей, с одной стороны, и народа — с другой) и, следовательно, в их взаимном доверии.

Доверие же — это отношение к действиям другого лица и к нему самому, которое основывается на убеждённости в его правоте, верности, порядочности, честности. Доверие как определённое нравственное отношение не является простым результатом реальной взаимозависимости людей. Оно носит упреждающий характер, что выражается, например, в сентенции: «Человеку надо доверять». Предшествуя фактическим отношениям людей, оно затем или закрепляется, углубляется этими отношениями, или, напротив, разрушается.

Популизм, устанавливая зачастую не без лицемерия заведомо фиктивные взаимные обязательства (своего рода сделку, совершённую под влиянием обмана), разрушает доверие людей к политику и политике, обесценивает даже самые прекрасные идеи и ценности. В этом заключается главный социальный вред популизма, ибо доверие — тот необходимый фундамент, на базе которого только и может осуществляться любая созидательная политика11.

Отношения с дружественными движениями

Второе — политические движения опираются на идеологических союзников. У консерваторов это верующие, милитаристы, патриоты и так далее. У социал-демократов — атеисты, пацифисты, космополиты и так далее (мы в дальнейшем напишем статью с перечислением союзников социал-демократов). Играть на «патриотическом поле» – это значит играть на поле консерваторов. Если вы начинаете заигрывать с патриотами – вы получаете их одобрение, но не поддержку. Они останутся электоратом консерваторов, вы же для них – в лучшем случае лишь враг, сделавший небольшой реверанс, в худшем случае – «прогнувшийся терпила», если выражаться языком некоторых из них. И если пытаться ориентироваться на них — можно в итоге самим перетечь в консерватизм и «продажную политику».

С другой стороны, если вы начинаете заигрывать с патриотами, вы теряете поддержку космополитов. Причём, скорее всего, навсегда. Если держаться вместе с дружественными идеологиями, выстраивать с ними отношения, помогать их развитию — на выходе будем иметь в худшем случае немногочисленное, но крайне сплочённое и боеспособное движение. В лучшем случае — многочисленное и сплочённое.

Популизм или принципы?
В сообществе «Атеист» в социальной сети Вконтакте в 2020 году – 750 тысяч подписчиков

Нет пользы, есть вред

Третье. Протест сторонников консервативных ценностей – это скорее не протест, а недовольный ропот. Они могут критиковать правительство, продажные СМИ и «банду Путина», однако, когда эти самые СМИ им скажут, что протесты устроены на деньги Запада, они начнут борьбу с «оранжевой чумой»12. А левые, которые успели набрать в своё движение патриотов и не объяснили им вред патриотизма, получат внутри своего движения фракцию, работающую на раскол и правый поворот движения. Для того, чтобы склоняющиеся к оппозиции сторонники консервативных ценностей стали реально оппозиционны, а не управляемы правительством, нужно вести активную критику всей системы их ценностей, производить переворот их сознания, перетягивать их полностью на свою сторону.

В статье про ошибки большевиков мы уже разбирали одну из них — они не вычистили из движения консервативно настроенных членов, и в итоге группа таких членов (группа Сталина) устроила массовое уничтожение большевиков и консервативный переворот. Прибегать к популизму и послаблениям касательно консервативных ценностей — значит повторять ошибки левых движений прошлого, наступать на те же самые грабли.

По мнению Яна-Вернера Мюллера, профессора политологии, директора-учредителя Проекта по истории политической мысли в Принстонском университете, популизм несёт вред и демократической системе в целом13, а «популистов нужно критиковать за то, чем они в действительности являются, – серьезной угрозой для демократии»14. Он отмечает, что апелляция к мнению широких масс может быть всего лишь лицемерием:

Часто всё выглядит так, будто популисты выступают за общее благо, которого желает народ. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что популистов заботит не столько результат подлинного процесса народного волеизъявления или общее благо с точки зрения здравого смысла, сколько символическая репрезентация «подлинного народа», из которой можно вывести «правильную политику». Таким образом, политическая позиция популиста становится неуязвимой для эмпирического опровержения. Популисты всегда могут разыграть карту «подлинного народа» или «молчаливого большинства»…15

Услуга консерваторам

Четвёртое — если мы не держимся радикальной антипатриотической позиции, больше граждан будут думать, что патриотизм — это хорошо. Если мы не держимся радикальной антирелигиозной позиции, больше граждан будут думать, что религия — это хорошо. Потому что мы не транслируем другую точку зрения. По сути, мы сокращаем круг наших потенциальных сторонников. Если мы не говорим, что патриотизм — это плохо, мы тем самым делаем огромную услугу консерваторам, позиции которых держатся во многом на патриотизме.

Что интересно, левые патриоты сами жалуются, что в России сильны консерваторы: фашисты, сталинисты и прочая нечисть. Конечно они будут сильны, если одни левые будут им уступать в вопросах патриотизма, вторые будут уступать в вопросах религии, третьи – ещё в чём-либо. Невозможно выиграть, если только защищаешься — чтобы победить, надо переходить в атаку. Это азбучные истины любого боя, любого противостояния — на войне, в футболе, в шахматах, в политике. Те же самые сталинисты не боятся переходить в атаку, провозглашая абсолютно сумасшедшие тезисы вроде «все архивы переписаны либералами» или «Сталин не виноват в репрессиях», и многие люди верят даже в эту ахинею. А левые, обладая истиной, боятся идти с ней в атаку. Это попросту позор. С таким трусливым активом в бой не пойдёшь.

Александр Малько отмечает, что «популизм – это уход от действительно имеющихся проблем, от объективно существующих интересов и потребностей людей», что «популизм – это создание популярности с помощью социальной демагогии, это привлечение масс на свою сторону демагогическими средствами и методами»16. Как и демагогия, он являет собой не то, что провозглашает, выдаёт себя за нечто другое. Уход от действительных интересов и потребностей масс, демагогия – всё это выгодно консерваторам, но никак не социал-демократам.

Прогресс — это непопулярные позиции

Пятое. Практически все изобретатели, первооткрыватели, авторы прорывных концепций — это те, кто занял непопулярные позиции. Когда ты держишься популярных взглядов — ты один из толпы таких же. Но при изменениях в обществе всю эту бесцветную толпу побеждает небольшая горстка новаторов.

Популизм или принципы?

Потенциал переубеждения

Шестое — сторонников консервативных ценностей в ряде случаев легко переделать в сторонников прогрессивных ценностей. Обратный же процесс, когда сторонник прогрессивных ценностей становится сторонником консервативных (по убеждению, а не исходя из материальных соображений), то есть атеист – верующим, космополит – патриотом и так далее, является нечастым исключением (если мы говорим о людях, которые действительно ознакомлены с теорией). Это одна из причин того, почему консервативные правительства часто прибегают к террору и тоталитаризму, не имея возможности переубедить большое количество сторонников прогрессивных ценностей. Поэтому гораздо больше смысла в том, чтобы толкать консерваторов на переосмысление своих предубеждений, чем питать эти предубеждения своим молчанием.

Итог

В итоге, у нас получается два подхода. Первый – формировать свою идеологию, опираясь на мнение масс (то есть популизм). Второй – формировать свою идеологию, опираясь на систему ценностей и научное обоснование наилучших методов реализации этих ценностей (по сути, это то, что называют принципиальностью, или то, что Ян-Вернер Мюллер выше назвал «общим благом с точки зрения здравого смысла»).

Если мы выбираем второй подход, то призывы левых к социальной справедливости – это не популизм, это как раз принципиальность, которая основана не на мнении масс, а на системе ценностей, которая отражает их реальные интересы. Важно осознавать, что это две разные вещи – так, человек, находясь под воздействием пропаганды, может выступать за войну, на которую потом отправят его сына и будут жестоко пытать. В такие моменты мнение человека расходится с его реальными интересами.

Первый, популистский подход ведёт к тому, чтобы стать политическим флюгером-однодневкой (или, если имеются очень большие ресурсы, может позволить какое-то время получить власть в определённой стране). Второй подход позволяет чётко определиться с целями и путями их достижения, что позволит сконцентрироваться на практической работе. Такое движение будет расти медленно, но постоянно. Поэтому ответ на вопрос «популизм или принципиальность?» для движения, которое не руководствуется личной выгодой её членов, может быть только таким – принципиальность и ноль процентов популизма.

Предыдущая
АнтифашизмЧем вреден патриотизм
Следующая
Легендариум сталинистов«При Сталине хорошо жилось»

Источники

  1. Олег Журавлев, Кирилл Медведев. Новый патриотизм — новая оппозиция? Наблюдения слева // Российское Социалистическое Движение (anticapitalist.ru). 17 февраля 2020 года. [Электронный ресурс]. URL: http://anticapitalist.ru/2020/02/17/3025/ (дата обращения: 28.02.2020).
  2. Populism // Dictionary.com (www.dictionary.com). [Электронный ресурс]. URL: https://www.dictionary.com/browse/populism (дата обращения: 28.02.2020).
  3. Populism // Cambridge Dictionary (dictionary.cambridge.org). [Электронный ресурс]. URL: https://dictionary.cambridge.org/dictionary/english/populism (дата обращения: 28.02.2020).
  4. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. — 4-е изд., дополненное. — 944 стр. — М.: ООО «А ТЕМП», 2006. — с. 563.
  5. О.С. Берёзкина. Популизм // Большая российская энциклопедия (bigenc.ru). [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/world_history/text/3159171 (дата обращения: 28.02.2020).
  6. Владимир Рувинский. Как товарищ Сталин снова стал дорогим и уважаемым // Ведомости (www.vedomosti.ru). 16 апреля 2019 года, 21:37. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/04/17/799328-stalin-snova-dorogim (дата обращения: 28.02.2020).
  7. Уровень одобрения Сталина в России побил исторический рекорд // РИА Новости (ria.ru). 16 апреля 2019 года, 10:44. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20190416/1552727270.html (дата обращения: 28.02.2020).
  8. Н.А. Рубакин. Россия в цифрах. Страна. Народ. Сословия. Классы. Опыт статистической характеристики сословно-классового состава населения русского государства. (На основании официальных и научных исследований). — 216 с. — С.-Петербург: Издательство «Вестника Знания» (В.В. Битнера), 1912. — с. 76.
  9. Л.И. Сосковец. Советские верующие: Общие социодемографические и культурные характеристики // Вестник Томского государственного университета. Серия: «История. Краеведение. Этнология. Археология». № 281. — Изд-во Томского государственного университета (ТГУ), 2004. — с. 62
  10. Антон Скрипунов. «Индекс веры»: сколько на самом деле в России православных // РИА Новости (ria.ru). 23 августа 2017 года, 8:00. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20170823/1500891796.html (дата обращения: 28.02.2020).
  11. А.В. Малько. Популизм как тормоз демократии // Общественные науки и современность. 1994. № 1 — с. 108
  12. Митинг на Поклонной открылся призывом бороться с оранжевым движением // РИА Новости (ria.ru). 4 февраля 2012 года, 13:33. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20120204/556506887.html (дата обращения: 28.02.2020).
  13. «Что такое популизм? [Текст] / Мюллер, Я.-В., пер. с англ. А. Архиповой; под науч. ред. А. Смирнова»: Издательский дом Высшей школы экономики; Москва; 2018
  14. Там же.
  15. Там же.
  16. А.В. Малько. Популизм как тормоз демократии // Общественные науки и современность. 1994. № 1 — с. 106-107

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Обсуждения

Редакция онлайн-журнала "Логика переворота" разрешает комментарии, потому что не боится дискуссии и стремится к наиболее объективному отображению информации. Мы призываем всех присоединиться к обсуждениям, высказывать своё мнение и конструктивную критику.

  1. Авель Родионов

    Ха-Джун Чанг также затрагивает подобную тему:
    «Зачастую люди, терпящие угнетение, эксплуатацию или дискриминацию, говорят — и при этом не врут, — что они счастливы. Многие из них даже выступают против перемен, которые намного улучшили бы их жизнь: так, в большинстве своем европейские женщины выступали против введения женского избирательного права в начале XX века. Некоторые из них могут даже активно поддерживать сохранение несправедливости и жестокости — подобно тем рабам, что стали надсмотрщиками над другими рабами и первыми же их угнетателями, как, например, Стивен — персонаж актера Сэмюэла Джексона в фильме «Джанго освобожденный».
    Эти люди думают, что они счастливы, потому что они приняли — как сейчас говорят, «усвоили» — ценности своих угнетателей или дискриминаторов. Марксисты называют подобные случаи ложным сознанием».

Больше статей – в разделе "База знаний"