Сталин и антисемитизм

Сталин и антисемитизм

Как мы знаем, антисемитизм - это одна из наиболее живучих составных частей расизма, и каждый, кто позволяет себе антисемитские высказывания, является расистом. Соответственно, ни один левый, социал-демократ, социалист или коммунист не может являться антисемитом, а тот, кто таковым является - не левый. Давайте разберём, является ли левым Иосиф Сталин.

Обвинение Иосифа Сталина в антисемитизме – дело довольно серьёзное, ведь если он был антисемитом, это является дополнительным доказательством того, что он был не коммунистом и не социалистом, а был скорее близок к нацизму. Мы уже разбирали в отдельной статье вред расизма и нацизма, и также рассматривали, почему левые и правые — это не экономическое понятие, а ценностное, так что если генсек был расистом, то это даёт дополнительный повод зачислить его в крайне правые. Поэтому давайте рассмотрим различные свидетельства по этому вопросу, чтобы дать ответ на вопрос, был ли Сталин антисемитом.

Борьба с антисемитизмом

Вплоть до событий «Большого террора» 1937-1938 годов, когда было организовано массовое уничтожение социалистов, Иосиф Сталин публично высказывался против антисемитизма, и в целом в Советском Союзе проявления антисемитизма официально считались вредными. 12 января 1931 года Сталин отвечает на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки (впервые опубликовано в газете «Правда» № 329, 30 ноября 1936 года):

Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма.

Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из-под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма.

В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью1.

Выступление в декабре 1927 года на XV съезде ВКП(б) также направлено на борьбу с антисемитизмом:

У нас имеются некоторые ростки антисемитизма не только в известных кругах средних слоёв, но и среди известной части рабочих и даже среди некоторых звеньев нашей партии. С этим злом надо бороться, товарищи, со всей беспощадностью2.

Несомненно, молодой Сталин выступал против антисемитизма неоднократно:

Стонут постоянно преследуемые и оскорбляемые евреи, лишённые даже тех жалких прав, которыми пользуются остальные российские подданные, — права жить везде, права учиться в школах, права служить и т. д.3

И это даёт нам право при желании утверждать, что генсек был борцом с антисемитизмом. Однако, если мы исследуем вопрос беспристрастно, то мы не можем делать выводы на основе одних лишь публичных заявлений (Владимир Путин тоже заявляет, что хочет бороться со стагнацией доходов россиян4, Адольф Гитлер называл народы Советского Союза дружественными5), поэтому мы должны также смотреть на непубличные высказывания и практические действия. Тем более, что ответ Еврейскому телеграфному агентству, как отмечает, например, доктор философских наук Вадим Роговин6, мог быть опубликован (на что указывает дата публикации – 1936 год, в то время как ответ был написан в 1931) в связи с тем, что начавшиеся процессы против зиновьевцев вызвали подозрения общества в антисемитском характере этих процессов.

Обратные высказывания

В статье «Лондонский съезд РСДРП» в 1907 году Сталин цитирует антисемитскую шутку Григория Алексинского – для нас важно то, что он посчитал нужным привести её в статье:

Не менее интересен состав съезда с точки зрения национальностей. Статистика показала, что большинство меньшевистской фракции составляют евреи (не считая, конечно, бундовцев), далее идут грузины, потом русские. Зато громадное большинство большевистской фракции составляют русские, далее идут евреи (не считая, конечно, поляков и латышей), затем грузины и т. д. По этому поводу кто-то из большевиков заметил шутя (кажется, тов. Алексинский), что меньшевики – еврейская фракция, большевики – истинно-русская, стало быть, не мешало бы нам, большевикам, устроить в партии погром7.

Лев Троцкий писал по этому поводу:

Нельзя и сейчас не поразиться тому, что в статье, предназначенной для рабочих Кавказа, где атмосфера была отравлена национальной рознью, Сталин счёл возможным цитировать проникнутую подозрительным ароматом шутку. Дело шло при этом вовсе не о случайной бестактности, а о сознательном расчёте… Можно предположить, что меньшевистская фракция в Баку возглавлялась в то время евреями и что своей шуткой насчёт погрома автор хотел скомпрометировать фракционных противников в глазах остальных рабочих… Прибавим, что “шутка” Алексинского тоже не возникла случайно: этот ультралевый большевик стал впоследствии отъявленным реакционером и антисемитом8.

Лев Троцкий

После этой неудачно процитированной шутки Сталин становится гораздо осторожнее в своих официальных трудах и речах по поводу евреев. Тем более, как узнаем далее из свидетельств работавших с ним людей, одно время его подозревали в антисемитизме, поэтому шутить с этим для генсека было очень опасно. Устных же свидетельств и практических шагов, направленных против евреев как национальной общности, было зафиксировано немало.

Антисемитская политика в сталинском СССР

Еврей заполняет анкету. «Состоял ли в других партиях?» «Нет». «Находился ли на территории, оккупированной врагом?» «Нет». «Состоял ли под судом или следствием?» – «Нет». «Национальность?» – «Да».

Советский анекдот

Строго говоря, почва для антисемитской политики была заложена уже в самих принципах интернационализма, которые дали теоретическую основу для формирования региональных элит по национальному принципу, то есть Сталин здесь не является первопричиной. Уже в 1921 году Х съезд партии объявил курс на «коренизацию» кадров9, который по сути означал начало формирования национал-бюрократии, номенклатуры с национальными интересами. Доктор исторических наук Геннадий Костырченко отмечает, что, к примеру, украинизация «практически свелась к остракизму служащих из числа русских и евреев. Особенно пострадали последние, ибо таковая судьба им готовилась уже давно»10. В 1926-м один из высокопоставленных коммунистов-евреев, А.Н. Мережин отмечал, что «с XII съезда мы проводим усиленно снятие евреев с ответственных постов»11. К тому времени Сталин уже сконцентрировал в своих руках большую часть кадровой политики.

При Сталине евреи практически полностью были удалены из номенклатуры. Вспоминает Борис Бажанов, бывший одним из секретарей вождя в середине 1920-х годов:

Лазарь Моисеевич Каганович замечателен тем, что был одним из двух-трёх евреев, продолжавших оставаться у власти во всё время сталинщины. При сталинском антисемитизме это было возможно только благодаря полному отречению Кагановича от всех своих родных, друзей и приятелей. Известен, например, факт, что когда сталинские чекисты подняли перед Сталиным дело о брате Кагановича, Михаиле Моисеевиче, министре авиационной промышленности, и Сталин спросил Лазаря Кагановича, что он об этом думает, то Лазарь Каганович, прекрасно знавший, что готовится чистое убийство без малейшего основания, ответил, что это дело «следственных органов» и его не касается. Перед арестом Михаил Каганович застрелился12.

Борис Бажанов

Подтверждает политику удаления евреев с ответственных постов по национальному признаку и кандидат исторических наук, директор Института изучения проблем национальной политики и межнациональных отношений Валерий Энгель:

В 1937 г. Н. Ежов осуществляет чистку от евреев органов НКВД, в 1939 г., накануне заключения договора с Германией с поста наркома иностранных дел был смещён еврей М. Литвинов, сторонник сближения с Англией и Францией и создания на базе этого сближения антифашистского блока. Пришедший ему на смену В. Молотов провёл в Наркомате «расовую чистку», заявив сотрудникам: «Мы навсегда покончим здесь с синагогой». В конце тридцатых годов в ближайшем окружении Сталина осталось лишь два еврея – Л. Каганович и Л. Мехлис13.

Бывший при Сталине генералом МВД Павел Судоплатов (тот самый, который руководил операцией по устранению Троцкого), также подтверждает этот тезис, приводя некоторые любопытные свидетельства:

Ситуация ещё более ухудшилась в 1947 году. Я помню устное указание Обручникова, заместителя министра госбезопасности по кадрам, не принимать евреев на офицерские должности в органы госбезопасности. Я не мог себе представить, что такой откровенно антисемитский приказ исходил непосредственно от Сталина, и считал, что всё это дело рук Абакумова. Мне стало ясно, что грандиозный план использования советской еврейской интеллигенции для укрепления международного сотрудничества со всемирным еврейством был отвергнут. Эйтингон, всё время жаловавшийся на притеснения его родственников в университете и в медицинских учреждениях, был убеждён, что антисемитизм являлся существенным элементом государственной политики. Оглядываясь назад, я признаю, что он понимал ситуацию куда лучше, чем я14.

Павел Судоплатов
Сталин и антисемитизм
Павел Судоплатов

Отмечает доктор исторических наук, главный специалист Государственного Архива РФ Олег Хлевнюк:

Не в последнюю очередь под воздействием нацистской пропаганды в Советском Союзе в годы войны достаточно широко распространились антисемитские настроения. Даже высокопоставленные функционеры в докладах Сталину не стеснялись антисемитских выпадов. В январе 1944 г. заместитель командующего Военно-воздушными силами генерал Г. А. Ворожейкин писал Сталину и другим советским руководителям о переизбытке военнослужащих-евреев в штабах и различных военных учреждениях, в том числе торговых: «На фронте их зовут не «военторг», а «абрамторг» […] Всех этих «абрамторгов» надо послать воевать»15. В почте Сталина за послевоенный период, сохранившейся в его личном архиве, мы также встречаем письма антисемитского содержания и жалобы о распространении антисемитизма в стране.

<…>

О сути таких настроений говорилось в одном из писем, отобранных для доклада Сталину в 1949 г.: «Так же как весь немецкий народ несёт ответственность за гитлеровскую агрессию, так и весь еврейский народ должен нести ответственность за действия буржуазных космополитов»1617.

Олег Хлевнюк

То, что генералы позволяли себе такие антисемитские высказывания в общении со Сталиным (прекрасно зная, что он за человек), свидетельствует по меньшей мере о том, что борьбы с антисемитизмом не велось. Более того, Хлевнюк свидетельствует:

Обвинения антисемитского толка, выдвинутые против жены Молотова, были частью общей политики государственного антисемитизма, инициированной Сталиным на волне усиления конфронтации с Западом. В начале 1948 г. по приказу Сталина органы госбезопасности уничтожили известного еврейского общественного деятеля и театрального режиссера Михоэлса. В конце 1948 г. по распоряжению Сталина был ликвидирован советский Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), созданный во время войны для мобилизации международной поддержки СССР. Комитет был объявлен центром «шпионажа», связанным с иностранной разведкой. В последующие несколько лет «дело ЕАК» постепенно разрасталось и завершилось организацией закрытого суда в мае – июле 1952 г. Все подсудимые, за исключением одного, были расстреляны18. Наряду с арестами еврейских общественных деятелей и представителей еврейской культуры, с 1949 г. активизировалась более широкая государственная кампании под знаменем борьбы против так называемого «космополитизма». Её жертвами стали многие советские евреи, которых арестовывали, увольняли, подвергали дискриминации и оскорблениям19.

Олег Хлевнюк

Ещё до уничтожения членов ЕАК – в июне 1946 года – начальник Совинформбюро Соломон Лозовский был обвинён комиссией ЦК в «недопустимой концентрации евреев» в Совинформбюро20. 23 ноября 1950 года заведующий отделом науки и высших учебных заведений ЦК ВКП(б) Юрий Жданов писал в секретариат ЦК ВКП(б):

В руководстве лабораторией Института физической химии, в которой ведутся работы по специальной тематике, евреев около 80%. Все теоретики института (Мейман, Левич, Волькенштейн, Тодес, Олевский) — евреи. Заведующий конструкторским отделом, ученый секретарь, заведующий снабжением, заведующий распределением импортных реактивов также являются евреями.

<…>

За период с 1943 по 1949 гг. под руководством Фрумкина, Рогинского и Ребиндера подготовили докторские и кандидатские диссертации 42 чел., из них евреев 37 чел. В Физическом институте им. Лебедева из 19 заведующих лабораториями русских 26%, евреев 53%. В оптической лаборатории, руководимой академиком Ландсбергом, в составе старших научных сотрудников русских 33%, евреев 67%. В Институте экономики из 20 докторов наук только 7 русских21.

Такие письма не были единичными. Так, 15 декабря 1950 года Отдел пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) писал в секретариат ЦК ВКП(б):

В ряде институтов Академии наук СССР имеет место тенденциозный подбор кадров по национальному признаку, что привело к образованию среди научных сотрудников националистических групп, связанных круговой порукой. Так, например, в Институте физических проблем среди заведующих лабораториями русских только 20% и 1 член ВКП(б). В отделе теоретической физики, руководимом академиком Ландау, все руководящие научные сотрудники евреи. Лаборатории, в которых ведутся работы по специальной тематике, возглавляются на 80% евреями22.

Сталин и антисемитизм
Юрий Жданов, которого Сталин женил на своей дочери, проявлял особое рвение в выявлении евреев в советских учреждениях. Сегодня его называют «выдающимся общественным деятелем»

Документ от 1 октября 1944 года, где управление кадров ЦК ВКП(б) пишет Георгию Маленкову о том, что руководство Литовской ССР «неправильно подходит к решению еврейского вопроса»:

Неправильно подходит ЦК КП(б)Л и СНК к решению еврейского вопроса. ЦК КП(б) Литвы по сути дела в решении еврейского вопроса идет на поводу еврейской общины.

<…>

Тов. Иоффе, начальник Главлита по Литовской ССР, 80% своего аппарата укомплектовал евреями23.

В то время Сталину начали поступать многочисленные письма с жалобами на антисемитскую политику властей. В июне 1946 года член ВКП(б) Яков Браул с приведением конкретных примеров и фамилий писал, что евреев в Крыму не берут на работу, а работающих всяческими путями стараются уволить, и что он, как и до 1917 года, начал чувствовать себя «евреем Браулом»24. Есть коллективное письмо от 1 сентября 1945 года от фронтовиков-евреев, где они жалуются на еврейский погром в Киеве, на массовые избиения и оскорбления евреев, которым потворствуют местные советские власти25. Есть коллективное письмо от работников «Алтайсельмаша», свидетельствующее о безнаказанных массовых избиениях евреев в Рубцовске26. И так далее.

Есть документ, где начальник управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) сообщает Андрею Жданову о том, что нельзя издавать книгу с описанием зверств нацистов над евреями, потому что якобы «по всей книге проводится мысль, что немцы грабили и уничтожали только евреев»27. Чуть позже сын Жданова Юрий жалуется в секретариат ЦК, что «среди руководящих научных сотрудников лаборатории технических применений половина евреев», «в отделе теоретической физики, руководимом Ландау, все руководящие научные сотрудники евреи» и снова подсчитывает проценты евреев28, в ещё одном письме сетует, что «лаборатории, в которых ведутся работы по специальной тематике, возглавляются на 80% евреями»29.

Павел Судоплатов сообщал о расовых чистках в органах госбезопасности: «Василевский был уволен из органов безопасности в 1948 году — стал одной из первых жертв начавшейся антисемитской кампании»30. Причём, согласно его свидетельствам, такая политика проводилась и до войны:

Мне припоминается, что в 1939 году мы получили устную директиву, обязывавшую нас — это происходило уже после массовых репрессий — следить за тем, какой процент лиц той или иной национальности находится в руководстве наиболее ответственных, с точки зрения безопасности, ведомств. Но директива эта оказалась куда более глубокой по своему замыслу, чем я предполагал. Впервые вступила в действие система квот31.

Павел Судоплатов

В конце Второй мировой войны в Советском Союзе исчез шведский дипломат Рауль Валленберг, спасший жизни десяткам тысяч венгерских евреев в период Холокоста. При Сталине нахождение Валленберга на территории СССР отрицалось; 6 февраля 1957 года в результате настойчивости официального Стокгольма и международной общественности первый заместитель министра иностранных дел СССР А.А. Громыко вручил послу Р. Сульману памятную записку о результатах проверки материалов относительно Р. Валленберга. В ней приводился текст рапорта начальника санитарной части Внутренней (Лубянской) тюрьмы полковника медицинской службы А.Л. Смольцова на имя министра государственной безопасности СССР В.С. Абакумова. В этом документе, датированном 17 июля 1947 года, говорилось, в частности, что «известный Вам заключённый Валленберг сегодня ночью в камере внезапно скончался предположительно вследствие наступившего инфаркта миокарда»32. Вот как описывает события с Валленбергом Павел Судоплатов:

К моменту ареста военной контрразведкой Рауль Валленберг был известен своей деятельностью по спасению и вывозу евреев из Германии и Венгрии в Палестину. Мы знали о высокой репутации Валленберга среди руководителей международных сионистских организаций. Арестовать его, как и любого западного дипломата, без прямого указания Москвы было немыслимо. Даже если предположить, что он был задержан случайно (в это же время задержали более тридцати дипломатов некоторых европейских стран, почти всех освободили через несколько месяцев в обмен на военнопленных и военнослужащих Советской Армии, оставшихся на Западе), то руководители военной контрразведки в Будапеште должны были обязательно доложить об этом в Москву. Теперь известно, что приказ об аресте Валленберга подписал Булганин, заместитель Сталина по Наркомату обороны, и приказ был немедленно выполнен.

<…>

Допросы Валленберга вели офицеры разведки, чаще других — подполковник Копелянский, свободно говоривший по-немецки. Его уволили из органов в 1951 году из-за еврейского происхождения33.

Павел Судоплатов
Сталин и антисемитизм
Семья Рауля Валленберга до сих пор судится с ФСБ за доступ к архивам

Вот как в целом развивалась послевоенная антисемитская политика с точки зрения Судоплатова, занимавшего важные посты в органах госбезопасности:

Во второй половине 1946 года Сталин занял позицию активного противодействия деятельности международных еврейских организаций и британо-американской политике по палестинскому вопросу — он был раздражён требованиями советских евреев по улучшению условий их проживания, когда они вернулись из эвакуации. Он стал подогревать антисемитскую кампанию в СССР: начались чистки в партийном аппарате, дипломатической службе, военном руководстве и разведке. Кульминацией кампании стал «заговор врачей» и обвинения врачей-евреев в сионизме. Антисемитская кампания стала повторением чисток 30-х годов, ещё одним сталинским манёвром для перетасовки всего партийного и советского аппарата, с тем чтобы заменить старое руководство — Молотова, Микояна, Берию и других новыми людьми, которые не угрожали бы его положению единственного правителя страны.

В октябре 1946 года впервые был поднят жупел еврейского буржуазного национализма в качестве угрозы коммунистической идеологии. Только что назначенный министром госбезопасности Абакумов в письме вождю обвинил руководителей Еврейского антифашистского комитета в националистической пропаганде, в том, что, по его мнению, они ставят еврейские интересы выше интересов советской страны. Подобное обвинение прозвучало серьезным предостережением. Хейфец, который блестяще проявил себя в получении информации по атомной бомбе и сумел установить контакты на высоком уровне в американской еврейской общине, впал в немилость. Он продолжал работать в Еврейском антифашистском комитете секретарем по зарубежным связям, однако был вынужден прервать свои контакты с американской еврейской общественностью.

<…>

После того как Сталин начал кампанию против космополитов в 1946–1947 годах, руководящий состав среднего уровня и рядовые партийные чиновники стали воспринимать антисемитизм как официальную линию партии. Термин «безродный космополит» сделался синонимом слова «еврей»: он означал, что советские граждане еврейской национальности разделяли мировоззрение евреев Запада и в силу этого не могли быть полностью преданными советскому государству34.

Павел Судоплатов

Вот как описывает в целом антисемитскую политику Сталина Олег Хлевнюк:

Судя по многим признакам, в последние годы своей жизни Сталин считал евреев подозрительной «контрреволюционной» нацией, подобно тому как в довоенный период и во время войны он оценивал поляков, немцев, народы Северного Кавказа и т. д. Репрессии 1930-х годов, холокост, послевоенный антисемитизм подрывали революционный дух, присущий многим советским евреям в первые годы советской власти. Теперь, как полагал Сталин, евреи обратили свои взгляды на Запад, на США, были готовы служить ему с тем же энтузиазмом, с которым шли в русскую революцию. «Любой еврей-националист – это агент американской разведки. Евреи-националисты считают, что их нацию спасли США (там можно стать богачом, буржуа и т. д.). Они считают себя обязанными американцам», – заявил Сталин на одном из заседаний незадолго до своей смерти, 1 декабря 1952 г.35 Эти подозрения Сталина только усиливали еврейки – жены его ближайших соратников, еврей – муж его дочери и т. д. Политический антисемитизм Сталина нарастал, превращаясь в последние годы его жизни в важное орудие внутренней и международной политики36.

<…>

В октябре 1951 года Сталин вызвал к себе на юг Игнатьева и дал ему указание «убрать» из МГБ «всех евреев». На вырвавшийся у Игнатьева вопрос «Куда?» Сталин растолковал неопытному министру: «Я не говорю, чтобы вы их выгоняли на улицу. Посадите и пусть сидят […]»37. Как показали последующие события, Игнатьев хорошо усвоил этот урок. Смертельно напуганный, он послушно активизировал аресты и фабрикацию дел о «сионистском» заговоре в своем ведомстве. Распространение кампании госудрственного антисемитизма на МГБ было вполне логичным и объяснимым шагом Сталина. Евреи как представители «подозрительной» нации и потенциальные пособники мирового империализма не могли работать в святая святых режима38.

Олег Хлевнюк

При Сталине не просто проводились расовые чистки — сталинская пропаганда умалчивала о том, что гитлеровцы делали с евреями на оккупированных территориях, чем поставила под удар множество советских евреев. Профессор, доктор юридических наук Аркадий Лейзеров считает, что официальная советская пропаганда во время войны целенаправленно замалчивала геноцид евреев на оккупированных территориях39. Кандидат исторических наук Илья Альтман считает, что основную ответственность за целенаправленное замалчивание геноцида евреев в годы войны несёт начальник Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) Георгий Александров, за спиной которого стоял Александр Щербаков40.

Мы не будем здесь освещать подробно дело врачей, ограничившись лишь его упоминанием, поскольку это материал для отдельной статьи. По оценке Электронной еврейской энциклопедии, «Сталин был главным творцом политики государственного антисемитизма, ставшей неотъемлемым атрибутом созданного им тоталитарного режима»41. В работе доктора исторических наук Геннадия Костырченко «Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм» содержится огромное количество дополнительных сведений о проведении антисемитской политики, кадровых чисток по национальному признаку и так далее. Там же генезис антисемитизма в сталинском СССР упорядочен хронологически. Наша же статья ставит целью лишь доказать его наличие, а не проследить происхождение.

Воспоминания свидетелей

Начальник отдела кадров задумчиво смотрит на еврея:
– Вы нам по профилю не подходите.

Советский анекдот

Возможно, первое из дошедших до нас воспоминаний о сталинском антисемитизме оставил грузинский социал-демократ Ражден Арсенидзе – он отмечал, что в 1905 году Сталин, выступая перед грузинскими рабочими Батуми, сказал:

Ленин возмущён, что бог послал ему таких товарищей, как меньшевики! В самом деле, что за народ! Мартов, Дан, Аксельрод — жиды обрезанные. Да старая баба В. Засулич. Поди работай с ними. Ни на борьбу с ними не пойдёшь, ни на пиру не повеселишься. Трусы и торгаши!42

13 октября 1927 года коммунист А.В. Гроссман направил в столичный Замоскворецкий райком партии заявление, в котором обвинил лидера «контрреволюционной децистской организации» Т.В. Сапронова в том, что на одном из собраний оппозиционеров тот поделился следующим воспоминанием:

Однажды говорил я со Сталиным, и вдруг он мне говорит со свойственным ему грузинским акцентом: «Большой антисемитизм!». Я спрашиваю Сталина: «А что же делать?». На это Сталин отвечает коротко: «Слишком много евреев в политбюро. Надо их выбросить. Вот такой русский человек, как ты, должен быть представлен в политбюро», — сделал мне комплимент Сталин43.

Практически не сомневался в сталинском антисемитизме бывший секретарь вождя – Борис Бажанов. В своих мемуарах он писал:

О Сталине я всё время узнаю новые детали. Как-то вдруг я узнаю, что Сталин — антисемит, что мне объясняет очень многое в следующие два года.

Узнаю я об этом случайно. Мы стоим и разговариваем с Мехлисом (Мехлис — еврей). Выходит из своего кабинета Сталин и подходит к нам. Мехлис говорит: «Вот, товарищ Сталин, получено письмо от товарища Файвиловича. Товарищ Файвилович очень недоволен поведением ЦК. Он протестует, ставит ЦК на вид, требует, считает политику ЦК ошибочной» и т. д. (Надо пояснить: товарищ Файвилович — четвёртый секретарь ЦК комсомола; давным-давно установлен порядок, что комсомол — подсобная организация для воспитания юношества в коммунистическом духе, но её члены и руководители ещё не члены партии и никакого права на обсуждение политических проблем партии не имеют — во всяком случае в рамках комсомола, — всякие попытки такого рода резко обрываются: куда лезете; вам ещё рано; это дело ещё не вашего ума).

Сталин вспыхивает: «Что этот паршивый жидёнок себе воображает!» Тут же товарищ Сталин соображает, что он сказал что-то лишнее. Он поворачивается и уходит к себе в кабинет. Я смотрю на Мехлиса с любопытством: «Ну, как, Лёвка, проглотил?» — «Что? Что? — делает вид, что удивляется, Мехлис. — В чём дело?» — «Как в чём? — говорю я. — Ты всё ж таки еврей.» — «Нет, — говорит Мехлис, — я не еврей, я — коммунист.

<…>

Меня всё же интересует, каким образом Сталин, будучи антисемитом, обходится двумя секретарями-евреями, Мехлисом и Каннером. Я очень быстро выясняю, что они взяты в целях камуфляжа. Во время гражданской войны Сталин возглавлял на фронтах группу вольницы, ненавидевшей Троцкого, его заместителя Склянского и их сотрудников-евреев в Наркомвоене, что родило в партийной верхушке подозрения в сталинском антисемитизме. В последующем переходе к гражданской работе Сталин, чтобы рассеять эти подозрения, взял в свои ближайшие сотрудники Каннера и Мехлиса, сначала в свои сотрудники в Нар. Ком. Раб. Крест. Инспекции, номинальным руководителем которой Сталин был в 1921 — 1922 годах, а затем в свой секретариат в ЦК. В этом выборе ему никогда не пришлось раскаиваться. Каннер и Мехлис всегда были его преданными сотрудниками. Каннера он, впрочем, всё же на всякий случай в 1937 году расстрелял — Каннер был его поверенным и исполнителем уж в слишком большом числе тёмных дел44.

Борис Бажанов

3 декабря 1941 года в беседе с главой польского эмигрантского правительства В. Сикорским в присутствии генерала В. Андерса, польского посла С. Кута и В. Молотова Сталин сказал: «евреи – неполноценные солдаты», а затем добавил: «да, евреи – плохие солдаты»45. Экономист Николай Валентинов, большевик с 1903 года, бывший в 1920-е годы заместителем ответственного редактора органа ВСНХ «Торгово-промышленная газета», свидетельствует о его разговоре с Алексеем Рыковым:

Из бесед с Рыковым могу сообщить, как он возмущался антисемитизмом Сталина, говорившего, что «мы теперь всех жидков из Политбюро удалили». Это после удаления из Политбюро Троцкого, Каменева, Зиновьева46.

Павел Судоплатов вспоминал о том, что говорил ему Лаврентий Берия по поводу этого вопроса:

«По его словам, в 1939 году он получил приказ Сталина арестовать Эренбурга, как только тот вернётся из Франции. На Лубянке Берию ждала телеграмма от резидента НКВД в Париже Василевского, в которой тот высоко оценивал политический вклад Эренбурга в развитие советско-французских отношений и его антифашистскую деятельность. Вместо того, чтобы выполнить приказ Сталина, Берия на следующей встрече с ним показал телеграмму Василевского. В ответ Сталин пробормотал:

— Ну что ж, если ты так любишь этого еврея, работай с ним и дальше»47.

Павел Судоплатов

Итог

Имеется огромное количество свидетельств об антисемитской политике Иосифа Сталина и его высказываниях антисемитского характера. Мы имеем, таким образом, достаточно оснований (больше, чем противоположная точка зрения) позиционировать генсека как антисемита и говорить о политике расовых чисток при сталинизме.

Предыдущая
Социал-демократияИстория социал-демократии в позднем СССР и России
Следующая
Современные социал-демократыДемократическая система органов власти

Источники

  1. И.В. Сталин. Сочинения. Том 13 (июль 1930 — январь 1934). — 423 с. — М., Государственное издательство политической литературы, 1951. — с. 28.
  2. И.В. Сталин. Сочинения. Том 10 (1927, август — декабрь). — 399 с. — М., Государственное издательство политической литературы, 1949. — с. 324.
  3. И.В. Сталин. Сочинения. Том 1 (1901-1907). — 427 с. — М., Государственное издательство политической литературы, 1954. — с. 22.
  4. Путин: мы должны что-то сделать со стагнацией доходов россиян // Коммерсант (www.kommersant.ru). 4 марта 2020 года, 10:32. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4276356 (дата обращения: 12.05.2020).
  5. «Правда», 23 декабря 1939 г.
  6. В.З. Роговин. 1937. — 479 с. — М., 1996
  7. И.В. Сталин. Сочинения. Том 2 (1907-1913). — 427 с. — М., Государственное издательство политической литературы, 1954. — с. 50-51.
  8. Л. Троцкий. Сталин. Т. 1. — 384 с. — СПб.: Лениздат, «Ленинград», 2007. — с. 250-251.
  9. Г.В. Костырченко. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. Изд. 2-е, доп. — 784 с. — М.: «Международные отношения», 2003. — с. 53-55.
  10. Там же.
  11. Вестник Еврейского университета в Москве. — №2 (6), 1994. — с. 38
  12. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 25-26.
  13. В.В. Энгель. Курс лекций по истории евреев России // История еврейского народа (jhistory.nfurman.com). [Электронный ресурс]. URL: http://jhistory.nfurman.com/russ/russ001-13.htm (дата обращения: 12.05.2020).
  14. Павел Судоплатов. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. — 507 с. — М.: ТОО «Гея», 1996. — с. 347-348.
  15. Вестник архива Президента Российской Федерации. Война. — с. 333
  16. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 876. Л. 15
  17. О. Хлевнюк. Сталин. Жизнь одного вождя: биография. — 464 с. — М.: АСТ-CORPUS, 2015. — с. 388-389.
  18. Неправедный суд. Последний сталинский расстрел. Стенограмма судебного процесса над членами Еврейского комитета / под ред. В.П. Наумова. М., 1994.
  19. О. Хлевнюк. Сталин. Жизнь одного вождя: биография. — 464 с. — М.: АСТ-CORPUS, 2015. — с. 387.
  20. Е.Ю. Зубкова. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945—1953. — 229 с. — М.: «Российская политическая энциклопедия»(РОССПЭН), 1999. — с. 206
  21. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 276. Л. 14—15. Подлинник.
  22. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 119. Д. 183. Л. 185—186. Подлинник.
  23. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 117. Д. 460. Л. 18. Подлинник.
  24. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 405. Л. 21–22. Подлинник.
  25. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 310. Л. 49—53. Подлинник.
  26. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 310. Л. 47—48. Подлинник.
  27. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 438. Л. 216—218. Подлинник.
  28. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 276. Л. 14—15. Подлинник.
  29. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 119. Д. 183. Л. 185—186. Подлинник.
  30. Павел Судоплатов. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. — 507 с. — М.: ТОО «Гея», 1996. — с. 234.
  31. Там же, с. 337.
  32. Отчёт о деятельности российско-шведской рабочей группы по выяснению судьбы Рауля Валленберга (1991-2000 годы) // Министерство иностранных дел Российской Федерации (www.mid.ru). 26 октября 2000 года, 00:30. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mid.ru/web/guest/maps/se/-/asset_publisher/Nr26tJIotl7z/content/id/597240 (дата обращения: 12.05.2020).
  33. Павел Судоплатов. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. — 507 с. — М.: ТОО «Гея», 1996. — с. 319-322.
  34. Там же, с. 346-348.
  35. Источник. 1997. №5. С. 140-141. Дневник участника этого заседания наркома В.А. Малышева.
  36. О. Хлевнюк. Сталин. Жизнь одного вождя: биография. — 464 с. — М.: АСТ-CORPUS, 2015. — с. 389-390.
  37. Н.В. Петров. Палачи. С. 307. Игнатьев рассказал об этом в своих показаниях, данных 27 марта 1953 года.
  38. О. Хлевнюк. Сталин. Жизнь одного вождя: биография. — 464 с. — М.: АСТ-CORPUS, 2015. — с. 411-412.
  39. А.Т. Лейзеров. Некоторые аспекты отношения советского руководства к уничтожению еврейского населения на территории Белоруссии в годы оккупации // Сост. Я. Басин. Уроки Холокоста: история и современность: Сборник научных работ. Вып. 2. — Минск: Ковчег
  40. И.А. Альтман. Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР / Под ред. проф. А.Г. Асмолова. — 320 с. — М.: Фонд «Холокост», 2002
  41. Сталин Иосиф // Электронная еврейская энциклопедия (eleven.co.il). КЕЭ, том: 8. Кол.: 573–579. [Электронный ресурс]. URL: https://eleven.co.il/jews-of-russia/state-and-anti-semitism/13935/ (дата обращения: 12.05.2020).
  42. Вокруг Сталина: Историко-биографический справочник / Авторы-составители Торчинов В.А., Леонтюк А.М. — 608 с. — СПб.: «Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета», 2000. — с. 472.
  43. РГАСПИ. Ф. 589. Оп. 3. Д. 9685. Л. 1-20.
  44. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 78-80.
  45. Н.А. Пивоварова, М.Ф. Марьяновский, И.С. Соболь. Книга памяти воинов-евреев, павших в боях с нацизмом 1941-1945. Том 5. — М., 1998. — с. 9
  46. Н.В. Валентинов. Наследники Ленина / Ред.-сост. Ю.Г. Фельштинский. — 240 с. — М.: Терра, 1991. — с. 220.
  47. Павел Судоплатов. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. — 507 с. — М.: ТОО «Гея», 1996. — с. 404.

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Обсуждения

Редакция онлайн-журнала "Логика переворота" разрешает комментарии, потому что не боится дискуссии и стремится к наиболее объективному отображению информации. Мы призываем всех присоединиться к обсуждениям, высказывать своё мнение и конструктивную критику.

  1. Авель Родионов

    Есть ещё книга «Кремлёвский волк», написанная журналистом Стюартом Каганом, который утверждает, что является племянником Кагановича и писал с его воспоминаний. Но его родство с Кагановичем точно не установлено. Там он пишет:

    «Сразу после этого, 14 ноября 1927 года Троцкого исключили из партии. Многие троцкисты оказались арестованными. Сталин выступил с заявлением: «Это совсем не случайность, что оппозицию возглавили евреи. Идёт настоящая борьба между русским социализмом и чужаками». Лазарь напряг слух. Он знал, что Сталин не любил евреев, но касался этой темы только в частных беседах с доверенными людьми. Теперь он сказал об этом открыто».

Больше статей – в разделе "База знаний"