Государственный переворот Иосифа Сталина

Государственный переворот Иосифа Сталина

В официальной российской историографии не принято подвергать сомнению закономерность становления Иосифа Сталина в качестве диктатора государства. Практически никто не обращает внимания на то, что по сути в конце 1920-х годов в Политбюро, а в 1937-1938 годах и во всей партии произошел переворот, в ходе которого ко власти пришла консервативная группа во главе с Иосифом Сталиным, представлявшая собой нечто иное, чем партия большевиков. Эти факты говорят о том, что отождествлять диктатуру Сталина и коллективное руководство большевиков - ошибка, и эта ошибка дорого обходится российской истории и политике.

Если бы еще в 1922 году кто-нибудь заявил, что лидером партии и страны станет Иосиф Сталин, мало бы нашлось людей, которые восприняли бы это иначе, как шутку. Трудно было поверить, что этот далеко не талантливый, однако упорный и инициативный партиец способен занимать какие-то действительно командные высоты. Каким же образом Сталин, который не обладал ни даром мыслителя в области экономики, как Николай Бухарин, ни званием легендарного основателя Красной Армии, как Лев Троцкий, ни авторитетом у рабочих профсоюзов, как Михаил Томский, ни способностями блистательного полководца, как Михаил Фрунзе, и вообще не имевший подобных успехов, получил неограниченную власть?

Троцкий называл его «наиболее выдающейся посредственностью нашей партии»1. Лев Каменев в ссылке заносчиво затыкал его, когда Сталин пытался говорить о политике с его друзьями2. Мартемьян Рютин, некогда один из главных его сторонников, организовывавший разгоны демонстраций Троцкого, называл его «полнейшим ничтожеством» и «интриганом»3. Забавно, но серость и бесцветность Иосифа Сталина как личности и политического деятеля скорее помогла ему в борьбе за рычаги управления партией, как позже Никите Хрущеву.

Механика переворота: первый этап

Восхождение Сталина к власти началось 3 апреля 1922 года, когда ему дали пост генерального секретаря ЦК РКП(б). До своей смерти в 1919 году такой пост занимал и прекрасно справлялся с обязанностями Яков Свердлов, и его потеря стала для партии большевиков особенно тяжелой. Как вспоминал бывший секретарь Сталина Борис Бажанов, инициатива выдвижения кандидатуры именно Сталина принадлежала Льву Каменеву и Григорию Зиновьеву:

Немногого не хватило, чтобы во главе партийного аппарата, автоматически шедшего к власти, не стал Молотов, вернее, не остался Молотов. Зиновьев и Каменев предпочли ему Сталина, и в сущности только по одному признаку — им нужен был на этом посту ярый враг Троцкого. Сталин им и был4.

Борис Бажанов

Мы в основном будем обращаться к сведениям Бажанова, так как он являлся одним из немногих выживших после Большого террора официальных очевидцев захвата власти Сталиным (подчеркнем – уникальных очевидцев, так как работа Оргбюро считалась секретной), и описал этот процесс наиболее подробно, а именно сам механизм расставления Сталиным с 1922 года «своих» людей на все важные посты в советском государстве:

С назначением Сталина генеральным секретарем Оргбюро становится его главным орудием для подбора своих людей и захвата таким образом всех партийных организаций на местах5.

<…>

Сталин и Молотов заинтересованы в том, чтобы состав Оргбюро был как можно более узок — только свои люди из партаппарата. Дело в том, что Оргбюро выполняет работу колоссальной важности для Сталина — оно подбирает и распределяет партийных работников: во-первых, вообще для всех ведомств, что сравнительно неважно, и во-вторых, всех работников партаппарата — секретарей и главных работников губернских, областных и краевых партийных организаций, что чрезвычайно важно, так как завтра обеспечит Сталину большинство на съезде партии, а это основное условие для завоевания власти. Работа эта идет самым энергичным темпом; удивительным образом Троцкий, Зиновьев и Каменев, плавающие в облаках высшей политики, не обращают на это особенного внимания. Важность сего поймут тогда, когда уж будет поздно6.

Борис Бажанов

Техника была такая – Оргбюро Сталина «рекомендовало» свой кадр, и в большинстве случаев именно он и избирался, так как на местах доверяли ЦК и редко шли против него. Мы находим подтверждение этой техники у ведущего исследователя проблематики номенклатуры в СССР — Михаила Восленского:

Руководящие должности в партийных комитетах по уставу партии – выборные. Путь к обходу этого пункта устава был без труда найден: руководящие партийные органы «рекомендуют» нижестоящим лиц, подлежащих избранию. Например, кандидатуры секретарей волостных комитетов партии рекомендовал губком, кандидатуры секретарей губкома – Секретариат ЦК. Секретариат вел напряженную работу по подбору и перестановке этих новых губернаторов: в 1922 году были перемещены 37 секретарей губкомов и 42 новых «рекомендованы». Показательно, что тот же Секретариат ЦК рекомендовал кандидатов не только нижестоящим, но и вышестоящему органу – Оргбюро ЦК, которое принимало решение о замещении высших постов в партии и государстве. Так Секретариат во главе со Сталиным централизовал в своих руках дело назначения на наиболее ответственные руководящие должности в стране7.

Михаил Восленский - Номенклатура

Также Бажанов подробно расписывает роль Центральной Контрольной Комиссии ВКП(б) как инструмента борьбы за власть – любой небольшой просчет представителей оппозиции был предлогом для людей Сталина отправить информацию в ЦКК и снять неугодный кадр, заменив своим8, в то время как «сталинцам», напротив, прощалось практически все (эта же практика и стала одной из причин массового доносительства в период «Большого террора» — сторонники Сталина думали, что очередной их донос освободит для них или их людей место во власти). Подтверждает слова Бажанова бывший генерал-лейтенант МВД СССР Павел Судоплатов, приводя слова, сказанные заместителем заведующего Отделом руководящих партийных органов Анной Цукановой в приватном разговоре:

Сильное впечатление на меня произвели слова Анны о том, что ЦК не всегда принимает меры по фактам взяточничества, «разложения» и т. п. по докладам Комиссии партийного контроля и органов безопасности. Сталин и Маленков предпочитали не наказывать преданных высокопоставленных чиновников. Если же они причислялись к соперникам, то этот компромат сразу же использовался для их увольнения или репрессий9.

Павел Судоплатов - Разведка и Кремль

Еще одна «фишка» Сталина – предлагать расширить состав какого-либо комитета10, скажем с 27 до 40 человек, и новые 13 человек будут именно кадрами Сталина.

Помимо этой работы по захвату власти шла еще «теневая» — та часть работы, которая была максимально засекречена еще в начале 30-х, а уж после «Большого террора» не осталось ни единого свидетеля внутри страны. Об этой части мы расскажем потом. Пока что же мы рассмотрели первый этап – как Сталин расставлял своих людей по низам системы управления. Но есть еще и люди сверху, и это люди серьезные – это Троцкий, это Бухарин, это Каменев с Зиновьевым, и их просто так не сдвинуть. Это большие авторитеты в партии большевиков, и, если они объединятся – Сталина просто вышвырнут на третьестепенные роли. Поэтому здесь все нужно было делать максимально аккуратно.

Этап второй: ослабление Троцкого

Вторым этапом было ослабить позиции Льва Троцкого. После смерти Ленина Троцкий стал, пожалуй, самой популярной, известной и влиятельной политической фигурой Советского Союза. Еще при жизни Ленин старался поощрять создание в противовес ему «тройки» — Каменева, Зиновьева и Сталина – каждый из которых не шел ни в какое сравнение по масштабу с наркомвоенмором, но вместе представляли сравнимое влияние. Это позволяло сохранять коллективное руководство, что предохраняло от единоличной власти одной фигуры. Сталин здесь решил поставить на опасения Зиновьева и Каменева, что популярность Троцкого позволит последнему стать фигурой настолько крупной, что ему будут открыты все пути к личной диктатуре. Горькая ирония, но в данном случае, выбрав дорогу, чтобы уйти от судьбы, мы именно там ее и встречаем. «Тройка» принимает решение снять Троцкого с важной должности Наркомвоенмора, что позволит Сталину дальше также убрать его доверенных людей из Реввоенсовета, а затем и с других постов. Бажанов описывает технику процесса:

В сентябре тройка решила нанести первый серьезный удар Троцкому. С начала гражданской войны Троцкий был организатором и бессменным руководителем Красной Армии и занимал пост Народного Комиссара по Военным Делам и Председателя Реввоенсовета Республики. Тройка наметила его отстранение от Красной Армии в три этапа. Сначала должен быть расширен состав Реввоенсовета, который должен был быть заполнен противниками Троцкого так, чтобы он оказался в Реввоенсовете в меньшинстве. На втором этапе должно было быть перестроено управление Военного Министерства, снят заместитель Троцкого Склянский и на его место назначен Фрунзе. Наконец, третий этап — снятие Троцкого с поста Наркомвоена.

23 сентября на пленуме ЦК тройка предложила расширить состав Реввоенсовета. Новые введенные в него члены были все противниками Троцкого. В числе нововведенных был и Сталин11.

<…>

Наконец, в начале марта новый пленум наносит новый удар по Троцкому: заместитель Троцкого Склянский (которого Сталин ненавидит) снят; утвержден новый состав Реввоенсовета; Троцкий еще оставлен председателем, но его заместителем назначен Фрунзе; он же назначен на пост начальника штаба Красной Армии. В Реввоенсовет волной вошли враги Троцкого: и Ворошилов, и Уншлихт, и Бубнов, и даже Буденный. Декоративный пост специалиста-главнокомандующего (полковник царской армии Сергей Каменев) упразднен12.

Борис Бажанов

Троцкий был отстранен от важнейших рычагов влияния, но были еще равнозначные Сталину по силе Зиновьев и Каменев.

Этап третий: ослабление Каменева и Зиновьева

В декабре 1925 года должен пройти XIV съезд партии, где Сталин сможет использовать свои кадры в полную мощь и взять всю власть в свои руки:

Выдвинув весной 1922 года Сталина на пост генерального секретаря партии, Зиновьев считал, что позиции, которые он сам занимал в Коминтерне и в Политбюро, явно важнее, чем позиция во главе партийного аппарата. Это был просчет и непонимание происходивших в партии процессов, сосредоточивавших власть в руках аппарата. В частности, одна вещь для людей, боровшихся за власть, должна быть совершенно ясной. Чтобы быть у власти, надо было иметь свое большинство в Центральном Комитете. Но Центральный Комитет избирается съездом партии. Чтобы избрать свой Центральный Комитет, надо было иметь свое большинство на съезде. А для этого надо было иметь за собой большинство делегаций на съезд от губернских, областных и краевых партийных организаций. Между тем эти делегации не столько выбираются, сколько подбираются руководителями местного партийного аппарата — секретарем губкома и его ближайшими сотрудниками. Подобрать и рассадить своих людей в секретари и основные работники губкомов, и таким образом будет ваше большинство на съезде13.

Борис Бажанов
Государственный переворот Иосифа Сталина
В начале 1930-х Угланов поймет свою ошибку и будет призывать однопартийцев объединяться против Сталина. За это он заплатит жизнью

Так и случилось: на XIV съезде группа Сталина начала атаку на «Ленинградскую оппозицию» (Зиновьев был председателем исполкома Ленинградского Совета), и Зиновьев с Каменевым хоть и сохраняют свои посты, их авторитет падает. Когда Каменев пытается на съезде выступить «против того, чтобы создавать вождя»14, ставленники Сталина прерывают его криками и протестуют.

Перед съездом Каменев и Зиновьев рассчитывали на поддержку Московской организации, но ее первый секретарь Николай Угланов, которому Зиновьев доверял, вдруг переметнулся на сторону Сталина, что и предрешило полный разгром зиновьевцев. Подготовка измены Угланова и его «обработка» Сталиным подробно описаны у Бажанова15.

После XIV съезда в 1926 году Зиновьева снимают с поста председателя исполкома Ленинградского Совета и Исполкома Коминтерна, Каменева – с поста председателя исполкома Моссовета и председателя Совета Труда и Обороны, в том же году их и Троцкого выводят из состава Политбюро. На их места введены лично преданные Сталину Ворошилов и Молотов, а также вполне управляемые Калинин и Рудзутак.

Этап четвертый: разгром левой оппозиции

Все эти маневры хоть и добавили Сталину политического влияния, но все еще не давали ему всей полноты власти. Система, выстроенная при жизни Владимира Ленина, была далеко не самой прочной, но и не самой хрупкой. Если бы сторонники Троцкого и Бухарина объединились и действовали слаженно, они могли убрать генерального секретаря. Но пока Сталин и Зиновьев были озабочены вопросами личной власти и закулисными интригами, другие сторонники Ленина были заняты своими прямыми обязанностями и формировали политико-экономическую стратегию развития страны. Внутри СССР требовалось провести индустриализацию, а страна была технологически отсталой, ослабленной войнами и не имела достаточных средств для модернизации. Внешнеполитическая обстановка также была напряженной – многие допускали, что страны Антанты, восстановившись от Первой Мировой войны, организуют повторную интервенцию, а в 1922 году в Италии был установлен первый фашистский режим.

Государственный переворот Иосифа Сталина
Евгений Преображенский

В 1925 году работавший над возможностями решения проблемы экономист Евгений Преображенский, автор “Азбуки коммунизма”, написанной совместно с Бухариным, закончил работу “Основной закон социалистического накопления”, где подверг критике НЭП16. Он и предложил создание монопольного государственного промышленного треста, который осуществил бы социалистическое накопление для большого рывка за счет эксплуатации “досоциалистических” форм хозяйства, в первую очередь крестьянства. Тогда большевики стали понемногу раскалываться на два лагеря – сторонников ускоренной индустриализации и сторонников НЭПа. Некогда вместе писавшие “Азбуку коммунизма” Преображенский и Бухарин оказались на идеологических высотах двух противоборствующих идей.

Еще в апреле 1926 года на пленуме ЦК началось обсуждение партийной программы индустриализации страны. В противовес осторожному докладу Алексея Рыкова, который предусматривал медленные темпы индустриализации, Троцкий предложил план ускоренной индустриализации (основанный на наработках Преображенского), средства для которой необходимо было изъять из сельского хозяйства1718. Каменев и Зиновьев заняли сторону Троцкого. Сформировалась “Объединенная оппозиция”, которая предлагала усилить налоговый нажим на крестьян и нэпманов, обеспечить быстрый рост тяжелой индустрии19. По сути, они предлагали лишь более решительное налоговое обложение верхних слоев крестьянства. Также предполагалось взять заем у крестьянства, вложить деньги в промышленность и удешевить товары.

Государственный переворот Иосифа Сталина
Николай Бухарин (в центре). Они считались друзьями со Сталиным, и когда у последнего умерла жена, Бухарин поменялся с ним квартирами, чтобы друга не мучали плохие воспоминания. В 1938 году он поймет, что смерть не вызывает у его «друга» мучений.

Идеологическим лидером борьбы с Троцким выступает Бухарин, который вместе с Рыковым и Томским занимает «правое крыло» Политбюро. Все зависит от того, чью сторону займут сталинцы. В ходе споров с оппозицией Сталин присоединился к точке зрения Бухарина, то есть – против форсированной индустриализации за счет крестьянства! Вопреки попыткам сталинистов выставить его главным идеологом форсированной индустриализации, в докладе активу ленинградской организации о работе пленума ЦК BKП(б) 13 апреля 1926 «О хозяйственном положении Советского Союза и политике партии» Сталин говорил:

У нас имеются в партии люди, рассматривающие трудящиеся массы крестьянства как чужеродное тело, как объект эксплуатации для промышленности, как нечто вроде колонии для нашей индустрии. Эти люди — опасные люди, товарищи. Крестьянство не может быть для рабочего класса ни объектом эксплуатации, ни колонией. Крестьянское хозяйство есть рынок для промышленности так же, как и промышленность является рынком для крестьянского хозяйства. Но крестьянство, для нас не только рынок. Оно является еще союзником рабочего класса20.

Иосиф Сталин

Итогом борьбы с «объединенной оппозицией» стало то, что XV съезд ВКП(б) одобрил решение объединенного собрания ЦК и ЦКК об исключении из партии Троцкого и Зиновьева. Принятой по докладу Сталина резолюцией «Об оппозиции» съезд исключил из партии еще 75 «активных деятелей троцкистской оппозиции», среди которых были такие крупные фигуры, как Каменев, Пятаков и многие другие21. Но оставался еще Бухарин, чью идеологическую позицию Сталин занимал в борьбе с «троцкистами». Теперь необходимо было убрать его.

Этап пятый: разгром правой оппозиции

Государственный переворот Иосифа Сталина
Троцкий с семьей в ссылке в Алма-Ате

Сталин очень боялся Троцкого, и 17 января 1928 года он был силой доставлен на Ярославский вокзал и выслан подальше – в Алма-Ату22. Теперь, когда Троцкий угрозы не представлял, Сталин попросту украл лозунги «левой оппозиции» и выступил за ускоренную индустриализацию за счет деревни, а позиция, которую он сам еще недавно занимал, была объявлена «правым уклоном». Это означало, что Бухарин и его сторонники в Политбюро – Рыков и Томский – являются следующими мишенями. 18 сентября 1928 года в «Правде» была опубликована статья Сталина «Коминтерн о борьбе с правыми уклонами». Доклад об опасности «правого уклона» был зачитан Сталиным на Пленуме Московского комитета и Московской контрольной комиссии ВКП(б) в октябре 1928 года. На апрельском Пленуме ЦК и ЦКК (1929) Сталин заявил, что «вчера еще личные друзья, теперь расходимся с ним в политике». Пленум завершил «разгром группы Бухарина», а сам Бухарин был снят с занимаемых постов. В ноябре 1929 года он выведен из состава Политбюро, в 1930 то же самое происходит с Рыковым и Томским.

21 декабря 1929 года, в день 50-летия Сталина, советская пресса заполнилась льстивыми панегириками в его адрес23, и эту дату можно считать началом как культа его личности, так и личной диктатуры. Мартемьян Рютин вспоминал, что «у всякого большевика, не потерявшего еще окончательно стыд и не позабывшего старых партийных традиций, вся эта комедия «коронования» вызвала чувства отвращения и стыда за партию»24. С апрельского пленума Сталин окончательно получает то, что хотел – верховную единоличную власть.

Шестой этап: 37-й год

Однако уже после того, как партийцы увидели воплощение Сталиным программы «левой оппозиции», многие из них поняли, что генеральный секретарь не имеет ни способностей, ни таланта, чтобы успешно проводить в жизнь эту программу. Вспоминает Виктор Серж:

С 1928–1929 года Политбюро заимствует основные идеи исключенной оппозиции — разумеется, кроме рабочей демократии — и проводит их в жизнь с беспощадной жестокостью. Мы предлагали обложить налогом богатых крестьян — их уничтожают! Мы предлагали внести ограничения и изменения в НЭП — его отменяют! Мы предлагали индустриализацию — её осуществляют бешеными „сверхиндустриализаторскими“ темпами25.

Даже бывшие сторонники Сталина Рютин и Угланов агитируют против него, среди «старых большевиков» нарастает недовольство политикой генсека. Сталин, будучи человеком очень подозрительным и трусливым (достаточно вспомнить то, что в октябре 1917-го года он был неизвестно где), опасается своего свержения, и подготавливает завершающую часть своего государственного переворота — «Большой террор», которая будет проведена по большей части в 1937-1938 годах, но это уже отдельная история, которую мы расскажем подробнее в другом материале. В ходе этого террора будут уничтожены и Каменев, и Зиновьев, и Бухарин, и Рыков, и Томский, и Угланов, и Преображенский, и Рютин – все, кто имеет хоть какой-либо политический вес.

Государственный переворот Иосифа Сталина
Ленину, Ногину, Луначарскому и Скворцову-Степанову повезло умереть до 1937 года. Иначе бы на этом изображении было еще 4 зачеркнутых фотографии

Сталин отлично видел, как взращенные им номенклатурщики со злобной завистью поглядывают на чуждых и антипатичных им дряхлеющих ленинцев, у которых еще остались следы каких-то убеждений, помимо понятной сталинцам жажды занять пост повыше, насладиться властью, хорошей жизнью. Сталин сознавал, что нужен только сигнал – и его выкормыши бросятся волчьей стаей и перегрызут глотки этим слабоватым, а потому незаконно занимающим руководящие посты старым чудакам.

<…>

Сталин выполнил волю своих назначенцев, поведя их на разгром ленинской гвардии. Ничего героического в походе не было. Можно по-разному относиться к членам созданной Лениным организации профессиональных революционеров. Но расправа с ними была омерзительна26.

Михаил Восленский
Государственный переворот Иосифа Сталина
СНК образца января 1938 года тоже основательно «почистили»

Темные стороны прихода к власти

Неправильно было бы думать, что Большой террор был просто временным затмением, нашедшим на Сталина. Подобные незаконные и беспринципные методы решения своих личных задач генсек использовал всегда. Борис Бажанов описывал, как происходила фальсификация партийных выборов по указанию Сталина:

Пока речи идут на этих высотах, Сталин молчит и сосет свою трубку. Собственно говоря, его мнение Зиновьеву и Каменеву не интересно — они убеждены, что в вопросах политической стратегии мнение Сталина интереса вообще не представляет. Но Каменев человек очень вежливый и тактичный. Поэтому он говорит: «А вы, товарищ Сталин, что вы думаете по этому вопросу?» — «А, — говорит товарищ Сталин, — по какому именно вопросу?» (Действительно, вопросов было поднято много). Каменев, стараясь снизойти до уровня Сталина, говорит: «А вот по вопросу, как завоевать большинство в партии». — «Знаете, товарищи, — говорит Сталин, — что я думаю по этому поводу: я считаю, что совершенно неважно, кто и как будет в партии голосовать; но вот что чрезвычайно важно, это — кто и как будет считать голоса». Даже Каменев, который уже должен знать Сталина, выразительно откашливается.

На следующий день Сталин вызывает к себе в кабинет Назаретяна и долго с ним совещается. Назаретян выходит из кабинета довольно кислый. Но он человек послушный. В тот же день постановлением Оргбюро он назначен заведующим партийным отделом «Правды» и приступает к работе.

В «Правду» поступают отчеты о собраниях партийных организаций и результаты голосований, в особенности по Москве. Работа Назаретяна очень проста. На собрании такой-то ячейки за ЦК голосовало, скажем, 300 человек, против — 600; Назаретян переправляет: за ЦК — 600, против — 300. Так это и печатается в «Правде». И так по всем организациям. Конечно, ячейка, прочтя в «Правде» ложный отчет о результатах ее голосования, протестует, звонит в «Правду», добивается отдела партийной жизни. Назаретян вежливо отвечает, обещает немедленно проверить. По проверке оказывается, «что вы совершенно правы, произошла досадная ошибка, перепутали в типографии; знаете, они очень перегружены; редакция „Правды“ приносит вам свои извинения; будет напечатано исправление». Каждая ячейка полагает, что это единичная ошибка, происшедшая только с ней, и не догадывается, что это происходит по большинству ячеек. Между тем постепенно создаётся общая картина, что ЦК начинает выигрывать по всей линии. Провинция становится осторожнее и начинает идти за Москвой, то есть за ЦК27.

Борис Бажанов

Когда эти махинации вскроются, Сталин обвинит во всем Назаретяна (своего давнего друга, который один из немногих обращался к нему на «ты») и удалит его из секретариата и «Правды», а в 1937 году расстреляет (жену Назаретяна арестуют с грудным младенцем и на 17 лет отправят в исправительно-трудовой лагерь)28.

Но фальсификации выборов — это одно из самых безобидных дел, в которых обвиняют Иосифа Сталина. Борис Бажанов пишет, что у Сталина имелся специальный «секретарь по темным делам» — Григорий Каннер (расстрелян в 1938 году), которого Бажанов подозревает в убийстве заместителя Льва Троцкого — Эфраима Склянского — погибшего при загадочных обстоятельствах29. Также, по свидетельству Бажанова, организацией медицинской операции, во время которой погиб Михаил Фрунзе, занимался все тот же Каннер30. Многие современники подозревали, что смерть Фрунзе — дело рук Сталина, что описал в своей «Повести непогашенной луны» Борис Пильняк (расстрелян в 1938 году).

Может быть, так и нужно, чтобы старые товарищи так легко и так просто опускались в могилу31.

Иосиф Сталин, речь на похоронах Михаила Фрунзе

Как отмечает историк Рой Медведев, «разумеется, ни для народа, ни для партии этого не было нужно. Но оказалось очень важным для Сталина, так как вместо Фрунзе на пост наркома по военным и морским делам был назначен К. Е. Ворошилов»32. В деталях Бажанов описал и установку Каннером по приказу Сталина прослушки автоматической сети «вертушек», служившей для связи между членами правительства — вплоть до обвинения чехословацкого техника-коммуниста, который устанавливал сеть, в шпионаже и последующего его быстрого расстрела33. Как свидетельствует Бажанов, все эти операции выполнялись Каннером в сотрудничестве с Генрихом Ягодой (расстрелян в 1938 году).

Государственный переворот: факты

Мы имеем в распоряжении следующие факты:

  1. 5 человек из 6, указанных Лениным в «Письме к съезду», то есть те деятели, которых Ленин считал особо важными для партии, были объявлены предателями и уничтожены — Бухарин, Троцкий, Каменев, Зиновьев, Пятаков. При этом «предателем» довольно нелогично не оказался всего лишь один – Сталин;
  2. Рыков и Томский, состоявшие в последнем ленинском Политбюро (вместе с Троцким, Каменевым, Зиновьевым, Лениным и Сталиным), также были уничтожены во время Большого террора (Томский застрелился, узнав о начале расследования в отношении себя);
  3. Из 139 членов и кандидатов в члены ЦК 1934 года 110 были уничтожены или доведены до самоубийства34. Из 1966 делегатов XVII съезда партии 1934 года 1103 было арестовано по обвинению в контрреволюционных преступлениях, из них расстреляно 84835.

Все эти данные говорят о том, что Сталин совершил государственный переворот — то есть партия большевиков потеряла власть, уступив ее консервативной группировке Сталина.

Какие доказательства того, что это был государственный переворот:

  • Радикальная смена руководящих кадров страны;
  • Радикальные изменения в ценностной системе государственной политики;
  • Радикальные изменения в экономической системе государства;
  • Показания свидетеля (Борис Бажанов), в том числе о применении противозаконных методов;
  • Массовое уничтожение других свидетелей;
  • Массовое уничтожение важнейших деятелей партии большевиков;
  • Отсутствие прямой преемственности между лидерами страны (Владимир Ленин в «письме к съезду» рекомендовал снять Сталина с должности генерального секретаря).

Этого могло бы быть недостаточно в стране со свободой слова, где мы имели бы возможность услышать показания гораздо большего количества свидетелей, но по отношению к сталинскому СССР этих доказательств более чем достаточно. Эта мысль сама по себе не нова, и уже наиболее осведомленные современники, как например лауреат Нобелевской премии Лев Ландау и физик Моисей Корец, в 1938 году распространяли листовку, которая начиналась такими словами:

Товарищи!

Великое дело Октябрьской революции подло предано. Страна затоплена потоками крови и грязи. Миллионы невинных людей брошены в тюрьмы, и никто не может знать, когда придет его очередь. Хозяйство развалива­ется. Надвигается голод. Разве вы не видите, товарищи, что сталинская клика совершила фашистский переворот. Социализм остался только на страницах окончательно изолгавшихся газет. В своей бешеной ненависти к настоящему социализму Сталин сравнился с Гитлером и Муссолини36.

Похожие свидетельства приводит и Михаил Восленский:

В разгар этого безумия, страшной весной 1938 года, когда газеты выли о троцкистах и бухаринцах – фашистских шпионах и диверсантах, а на каждом комсомольском собрании в школе покаянно выступали наши соседи по парте, у которых родители оказались «врагами народа», я впервые услышал оценку происходившего, прозвучавшую диссонансом в визгливой истерии. Высказал ее бывший мой одноклассник Рафка Ванников, сын заместителя наркома оборонной промышленности СССР Бориса Львовича Ванникова, в дальнейшем руководителя Первого главного управления – гигантской сверхсекретной организации, создавшей советское атомное оружие.

Мы выходили с Рафкой из актового зала со школьного первомайского вечера, как вдруг он солидно произнес:

– Ты заметил, что за последние полтора года произошла почти полная смена руководящих кадров в стране?

Рафка был неплохим парнем, но уж никак не мастером политического анализа. Произнесенные слова были явно не его, а отца, шли сверху, из кремлевских сфер. Вот, значит, как в этих сферах цинично и деловито рассматривали то, что подавалось всему миру как «разоблачение фашистских шпионов» и «меры по ликвидации троцкистских и иных двурушников»!

Ежовщина, уничтожившая и обездолившая миллионы людей, была сложным социальным и политическим явлением. Но в истории создания в СССР господствующего класса она сыграла прежде всего именно такую роль: осуществила смену руководящих кадров в стране37.

Михаил Восленский

Мы будем писать отдельные статьи о том, как Иосиф Сталин уничтожал коммунистов и проводил консервативную политику. Вкупе со всеми этими фактами мы имеем достаточно четкий вывод — в 1929 в Политбюро, а в 1937/1938 годах во всей системе власти произошел консервативный (по сути, фашистский) государственный переворот, а партия большевиков была отстранена от власти.

Предыдущая
ПропагандаДемагогические приёмы консерваторов в споре
Следующая
БольшевикиДостижения партии большевиков

Источники

  1. Л.Д. Троцкий. Моя жизнь: Опыт автобиографии. Тт. 1-2. — 624 с. — М.: Панорама, 1991. — с. 486.
  2. Кузнечевский В. Д. Сталин. Посредственность, изменившая мир
  3. М.Н. Рютин. На колени не встану / сост. Б.А. Старков. — 351 с. — М.: Политиздат, 1992. — с. 115.
  4. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 24.
  5. Там же, с. 33.
  6. Там же, с. 32.
  7. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 95.
  8. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 35.
  9. Павел Судоплатов. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. — 508 с. — М.: ТОО «Гея», 1996. — с. 374-375.
  10. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 41.
  11. Там же, с. 67-68.
  12. Там же, с. 86.
  13. Там же, с. 166.
  14. ХIV Съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). Стенографический отчет. 18-31 декабря 1925 г. — 1038 с. — М.: ГИЗ, 1926. — с. 275.
  15. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 188-189.
  16. Пути развития: дискуссии 20-х годов: Статьи и современный комментарий / Сост.: Э.Б. Корицкий. — 254 с. — Л.: Лениздат, 1990.
  17. Постановление XV съезда ВКП (б) «О директивах по составлению пятилетнего плана народного хозяйства», декабрь 1927 г. — КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 4: 1926-1929, Москва 1984, с. 274-293.
  18. А.В. Шубин. Вожди и заговорщики: политическая борьба в СССР в 1920—1930-х годах. — 400 с. — М.: Вече, 2004. — с. 116-120.
  19. Проект платформы большевиков-ленинцев (оппозиции) к XV съезду ВКП(б) (Кризис партии и пути его преодоления) // Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923-1927 (из архива Льва Троцкого в четырех томах). Т. 4 (1927, июль-декабрь) / сост. Ю. Фельштинский. — 280 с. — Chalidze Publications, 1988. — с. 128-130.
  20. И.В. Сталин. Сочинения. Т. 8. 1926 (январь-ноябрь). — 405 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1953. — с. 142.
  21. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и Пленумов ЦК (1898—1986). Т. 4. 1926—1929. 9-е изд., доп. и испр. — 575 с. — М.: Политиздат, 1984. — с. 313.
  22. Г.И. Чернявский. Лев Троцкий — 665 с. — М.: Молодая гвардия, 2010. — с. 440-441.
  23. М.Н. Рютин. На колени не встану / сост. Б.А. Старков. — 351 с. — М.: Политиздат, 1992. — с. 115.
  24. Там же.
  25. Серж В. От революции к тоталитаризму : Воспоминания революционера / пер. с фр. Ю. В. Гусевой, В. А. Бабинцева. — М. : Праксис ; Оренбург : Оренбург. книга, 2001. — 696 с
  26. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 101-102.
  27. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 76-77.
  28. Вокруг Сталина: Историко-биографический справочник / Авторы-составители Торчинов В.А., Леонтюк А.М. — 608 с. — СПб.: «Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета», 2000. — с. 354.
  29. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 86-88.
  30. Там же, с. 134-135.
  31. И.В. Сталин. Сочинения. Т. 7. 1925. — 423 с. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1947. — с. 250-251.
  32. К суду истории: О Сталине и сталинизме — Рой Медведев
  33. Б.Г. Бажанов. Борьба Сталина за власть. Воспоминания личного секретаря. — 304 с. — М.: Алгоритм, 2017. — с. 55-59.
  34. С. Коэн. Бухарин. Политическая биография. 1888-1938: Пер. с англ. / Общ. ред., послесл. и коммент. И.Е. Горелова. — 574 с. — М.: Прогресс, 1988. — с. 407.
  35. Доклад комиссии ЦК КПСС президиуму ЦК КПСС по установлению причин массовых репрессий против членов и кандидатов в члены ЦК ВКП(б), избранных на ХVII съезде партии. 9 февраля 1956 года // АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 489. Л. 23-91. Подлинник. Машинопись.
  36. Известия ЦК КПСС. 1991. № 3. С.146-147
  37. М. Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза (Издание второе, исправленное и дополненное), 671 с. — Overseas Publications Interchange Ltd London, 1990. — с. 99

Если у вас имеются материалы, которые возможно добавить в статью - пишите, пожалуйста, в комментарии. Если ваши факты подтверждаются авторитетными источниками и вписываются в статью, мы обязательно их включим.

У нас нет миллионных рекламных бюджетов, поэтому делитесь статьёй в соцсетях, если разделяете мнение, высказанное в ней

Больше статей – в разделе "База знаний"